Семейное образование
         

Проект Игоря и Валентины Чапковских

Общение и обмен информацией родителей из разных регионов России
 
 
Rambler's Top100
 
 
 
 




Связаться с авторами
Об авторах: И.М.Чапковский.
С вопросами перепоста материалов
и по вопросам сотрудничества
или размещения рекламы
пишите в форму обратной связи




Мы все учились понемногу?

Семейная школа 15 лет спустя

Сейчас это распространенное явление. А тогда, пятнадцать лет назад, было трудно решиться на такое. В 1988 году должен был пойти в школу старший сын, Никита, но мы с женой решились учить его дома (я тогда работал учителем математики, Татьяна — психолог). Потом в школу не пошла Никиткина сестра, Вера, потом — Петруша, Глеб и, наконец, Серафима. Кто-то ужаснется: «И как только вам не стыдно экспериментировать со своими детьми?».

Можно многое сказать в ответ. Хотя бы то, что все эти 15 лет сами бесконечное число раз задавали себе тот же вопрос. Иной раз просыпаешься утром в поту и в страхе: «Господи! Что я делаю?» Но встаешь, умываешься — и живешь дальше, стараясь просто делать то же самое лучше. Когда Никита уже учился в школе, и к счастью неплохо, тогда только сомнения и страхи стали рассеиваться. И даже когда столкнулся с трудностями, о которых речь впереди, твердо верил: домашняя школа — дело хорошее и очень разумное (если, конечно, она возможна по семейным обстоятельствам).

Наш маленький «педагогический эксперимент» подходит к концу. Через год Серафимочка, самая младшая из детей, пойдет в школу в седьмой класс. Впору спросить себя: ну как, успех или провал? и чем это все интересно для других?

Пора писать отчет (пусть и предварительный). Потому что все заканчивается рано или поздно. Семейная школа — ведь это же не государственное учреждение, которое хоть сто лет простоит, а ему хоть бы что. Тут все заканчивается гораздо быстрее, просто дети вырастают, а школы — нет. Итак, наш опыт доказал следующее.

Семейная (домашняя, родительская) школа ВОЗМОЖНА, и нет ничего ужасного в том, что дети не идут в 1-й (2-й и т. д. вплоть до 7-го) класс. Этого не нужно бояться. Этому нет смысла препятствовать. В целом ряде случаев для ребенка этот вариант гораздо лучше так называемого стандартного, то есть обычной школы. Семейное обучение просто необходимо, когда ребенок болен и не может посещать уроки. Но оно дает очень хороший результат и тогда, когда дети здоровы и развиваются нормально.

Правда, что такое «нормальное» развитие — этого не объяснил еще ни один педагог, психолог и ни один министр образования. И не объяснят. Потому что никаких возрастных норм не существует (хотя их упорно пытаются внедрить чиновники от образования). Дети развиваются совершенно по-разному. Одни идут быстро, потом замедляются, другие медленно, потом ускоряются. Мои, как правило, развиваются по второму варианту. Возьмем Никиту. Он все время «запаздывал» (и поскольку был первым, следовательно, сравнивать было не с кем, мы с Таней очень волновались). Даже когда я его в школу определял, скажу по секрету, хотел ведь устроить в восьмой класс. Но директор сказал: «Берем в седьмой». Никита на полгода отстал от пресловутой возрастной нормы, но зато чувствовал себя среди одноклассников уверенно. А потом — догнал и перегнал. После 9-го сдал экстерном за год 10-й и 11-й классы, одновременно учась на подготовительных, и сразу же поступил в институт (то есть на год раньше сверстников).

Одной из самых главных «бед» домашней школы я считаю ее ОРИЕНТАЦИЮ на школьные нормативы

Это страх родителей, что их ребенок где-то в чем-то «не успевает» за сверстниками. Потому что уж если вы выпали из системы, то выходите. Компромисс ведет к тому, что вы начинаете мучить ребенка, надавливать на него, кричать и шлепать. Я это знаю. Я через все это прошел. В школе есть определенный ритм, установленные правила. Там многое происходит само собой. Домашняя же должна быть гораздо более свободной.

Темпы развития детей очень различны. Нормативы, повторяю, совершенно условны. В чем-то ваш ребенок будет обгонять «среднего школьника», в чем-то уступать — ведь домашняя школа не панацея, не волшебное средство для взращивания гениев. Однако здесь ребенок развивается САМОБЫТНО и свободно. И есть все основания ожидать, что в результате получится настоящая личность. СВОБОДА РЕБЕНКА, говорила еще Елена Паркхерс, — ЭТО ДЛЯ НЕГО ВОЗМОЖНОСТЬ РАБОТАТЬ В ПРИСУЩЕМ ТОЛЬКО ЕМУ ТЕМПЕ.

Управленцы хотят поставить под контроль все, что возможно, и они не успокоятся, пока не будут нас контролировать полностью. И, значит, не успокоятся никогда. Но, спрашивается, почему тот, кто контролирует, достоин большего доверия, чем тот, кого контролируют? И поэтому единственный вариант, который остается родителям, — полностью разорвать связь со школьными нормами и правилами и учить по-своему,

Просто потом вы ставите школу, в которую будете отдавать своего ребенка, перед фактом: ваш широко образованный ребенок раньше в школе не учился, а потому переводных документов вы предоставить не в состоянии. Конечно, это может поначалу вызвать у директора шок, но когда он убедится, что парнишка или девчоночка очень даже «соображают>, все сразу встанет на свои места.

Главное — ничего не бояться

Дело в том, что, даже если ребенка вообще ничему не учить, он все равно усваивает то, что должен был усвоить, в особенности если много общается и читает. Так что учителям и методистам не стоит так уж гордиться: к своему величайшему удивлению, я убедился, что НАЧАЛЬНАЯ ШКОЛА РЕБЕНКУ ВООБЩЕ НЕ НУЖНА! Если он не ходит в школу, то усваивает чтение, письмо и счет точно так же, как учится ходить и разговаривать.

Вот история моей младшей дочки. Пока старшие братья и сестра учились, она ползала по полу и «ничего не делала». Когда же пришло время ей научиться читать и считать, я обнаружил, что она уже пишет (а следовательно, и читает), но какими-то очень странными буквами. И совершенно без правил русского языка. Например, «ча» и «ща» она всегда писала через «я». В то время я увлекался древними славянскими рукописями и обратил внимание, что там писали так же. Поэтому я не стал ее переубеждать, решил наблюдать, что будет дальше.

Затем Серафима на целый год выпала из поля зрения отца. И вот, когда я потом стал смотреть, что же она знает, выяснилось — задачи арифметические решала девочка в уме, писала и читала не хуже сверстниц. Потом пошло чтение. Она прочитала (после нескольких детских книг) сразу «Двух капитанов» и «Алые паруса». И, не останавливаясь, еще полку книг. Рисует, пишет стихи, лепит… И это при том, что Я ЕЕ «ВСЕРЬЕЗ» НИЧЕМУ НЕ УЧИЛ. Вообще ничему!

Нет, поймите правильно — я не призываю вообще не учить детей ничему, Серафима существовала в ОЧЕНЬ ПЛОТНО ОРГАНИЗОВАННОЙ СРЕДЕ, не забудьте — она младшая, так что у нее три старших брата и старшая сестра, у которых-то она всему и училась, так что никакого чуда нет. Просто это происходило не специально, а исподволь. Я хочу сказать, что НИЧЕГО НЕ НУЖНО БОЯТЬСЯ, потому что ребенок сам очень здорово запрограммирован на обучение. И гораздо лучше иногда не трогать, не давить, НЕ ТРЕБОВАТЬ, а заинтересовывать, создавать условия, «педагогическую среду». Это я называю «принципом параллельного обучения» (термин построен по аналогии с «параллельным действием» у Макаренко). Карта на стене даст больше, чем требование выучить географию.

Очень много дает включение ребенка в серьезное, настоящее творческое дело, которое потребует от него настоящих больших (даже предельных) усилий. Дело в том, что в жизни все содержится во всем. И универсум постигается с любой точки. Главное, чтобы эта точка была…

(Авторство статьи уточняется. Приносим извинения)

(«Учительская газета», № 34, 20 августа 2002 г.)









 


© 2005-2018 Игорь и Валентина Чапковские     
© Все права защищены     
По вопросам использования материалов пишите     
в форму обратной связи > >     
     


Rambler's Top100