Семейное образование
         

Проект Игоря и Валентины Чапковских

Общение и обмен информацией родителей из разных регионов России
 
 
Rambler's Top100
 
 
 
 


Реклама


Связаться с авторами
Об авторах: И.М.Чапковский.
С вопросами перепоста материалов
и по вопросам сотрудничества
или размещения рекламы
пишите в форму обратной связи




Стихи и эссе Сони Шаталовой из новой книги

-

В 2008 году Соня Шаталова закончила вторую ступень обучения (9-й класс), и ее новые стихи — новая ступень ее творчества.
 
Соня Шаталова с мамой

«Меж мной и вечностью наведены мосты»

Шаталова Соня. Меж мной и вечностью наведены мосты // Из плена времени побег / Составитель Ирина Фишгойт. - М.: Изд-во РООИ "Ковчег", 2008. - Изд-е 2-е, доп. - 126 стр.

1 сторона обложки книги Из плена времени побег
последняя сторонка обложки книги Из плена времени побег

 Стихи Сони Шаталовой из новой книги «Из плена времени побег»

Тюльпаны

Тюльпаны родились в весне,
Хоть за окном февраль и вьюга.
Они с картины на стене
Мне шлют приветствие от друга.

Тюльпаны ждут весну — скорей!
Чтоб за окном — апрель и верба,
И ошалелый воробей
Купался в луже цвета неба.




Рисунок Кати Шаркуновой.
Рисунок Кати Шаркуновой

Дорога

Соткала дорога впереди
Цветка странствий долгих лепестки,
Белые и чёрные.

Протянула к сердцу нить
Из небытья — жизни быть!
Пусть не кличут вороны.

И родилась песня-вздох
Из песка и пыли,
Горько-пряной, странной.

И шаги усталых ног
Песни ритм отбили.
Иду вперёд упрямо.

 

Не верь, не гадай и не бойся

Не верь, не гадай и не бойся,
В крови уже есть ответ.
Чужие неясные свойства —
Откуда и чей привет?

Как странно смешалось и глупо -
Готовый взорваться вулкан.
Не кот на цепи у дуба —
Сошедший с ума ураган.

Но так уже прежде бывало —
Рвалось полотно пелён,
И я из себя прорастала,
Сбегая из плена времён.

2008

* * *
Вне времени веленье — выжить.
Вдох-выдох — воздуха волненье -
Во внутрь — вовне. Вообрази
Возникшее внезапно вневременье.
Вопросом выступит вам выживанье.
Воспоминаньем волю вдохнови,
Воспоминанием взаимности восторга
С Всевышним. Вечность впереди!

1 марта 2003, 9 лет

* * *
Мне можно много:
мечтою моделировать миры,
молитвой молча миловать; и мыслить.
Мощью мысли мастерить мгновенно -
а может, медленно -
мозаику моей Метагалактики.
9 лет

Мой голос

Почему мой голос очень слаб?
Ты можешь творить так много чудес.
Так сделай мне полный голос,
Чтоб весь мир колебался, услышав,
Рискуя рассыпаться или стать совершенным...
8 лет

Маме

Почему ты порой так печальна,
Так прекрасно задумчив твой лик?..
Ты такой не была изначально,
И в улыбке был солнышка блик...
8 лет

* * *
Я не знаю, про что говорить.
Моё сердце сейчас молчит.
Звуки мира заходят в меня...
8 лет

* * *
Мне надо сказать так много!
Кто думает, что золото — в молчанье?
Камнем загорожена дорога
словам из сердца — ну, не печально?
Это «золото» — такое давящее.
Оно скалой легло мне на грудь.
В прошлой жизни я была говорящая.
Как свободу словам мне вернуть?
8 лет

Мир и я

Мир огромен, сложен, не напрасен.
Я — маленькая,
но могу вместить его весь,
и еще останется много места.
Какая же я великанша!
8 лет

Коломна

Помнишь, мама, прошлого шепот
У маленьких домиков за крепостной стеной?
Помнишь, послышался конский топот
Полков, уходящих на праведный бой?
Помнишь рябины кисть горько-красную
На деревце возле старинного храма?
Такая ж росла и в то время опасное,
Ты представляешь себе это, мама?
Помнишь, мы были с тобой у реки?
«Блюдечко» — очень смешное название.
События прошлого так далеки,
Но берег хранит здесь старого знание...
8 лет

* * *
То, что сейчас происходит со мной,
Может кому-то казаться бедой.
То хохочу, то резвлюсь, как шальная...
Можно подумать, и вправду больна я.
Мне холодно и жарко, горько и смешно...
И очень-очень страшно: привычное ушло.
Страх сковал мне душу толстым слоем льда.
Так можно и рассудка лишиться навсегда...
Зову на помощь Пушкина, чтоб овладеть собой.
Поэзия способна держать со страхом бой.
Стихи взрывают страха чёрный лёд,
И счастье меня весною найдёт!

* * *
Дождь сшивает небо и землю,
Разматывает тучу на стежки.
Синеют заплаты луж.
9 лет

* * *
Спросите меня
О сердце,
Что в Солнца глубинах
Бьётся.
Спросите меня
О песне -
Она моё сердце
Движет.
И два ответа я дам
В слове одном:
Любовь.
Спросите меня
О звёздах,
Что у мамы в глазах
Сияют.
Спросите меня
О светилах,
Мириадами глаз глядящих.
И опять две ответа
Воедино сольются:
Любовь.
Какое удивительное
Слово — Любовь!
9 лет

* * *
Где зарывают свои таланты люди?
В какие тихие места уходит сердца дрожь?
Видит душа или нет, что беднеет?
Знаешь, мама, ты ошиблась,
Так отвергнув свой талант.
Сколько вынесла обиды,
Семью держа, точно небо Атлант.
Отказалась от работы -
Очень сложная семья,
Постоянно болен кто-то,
И никчемушная я.
«Тяжкий крест, до гроба горе,
Лучше было б в интернат,
Всё устроилось бы вскоре,
А так у вас никто не рад.
Ведь она неизлечима».
Ты смеялась всем в ответ:
«Моя дочка молодчина,
И матери счастливей нет!» -
Счастье выпало нам вместе,
По воле Божьей, жизнь пройти.
Теперь это дело чести.
И нет ошибки. Мы в пути.
9 лет

* * *
Тоскливый сумрак за окном.
Так хмуро смотрят сосны.
В сердце почему-то тяжкий ком
Спит равнодушная осень.
Крови ток устал противоречить
Однообразному теченью дней.
Перемен боюсь, но жажду встречи
С измененьями в себе. Скорей!
Вот! Накликала! Январской бурей
Шквал ощущений и страстей
Прогрохотал по всей клавиатуре
Из мышц, и нервов, и костей.
Теперь больна. Страх точит душу.
Собою овладеть попробуй-ка сумей!
Но чем сильней я жизни трушу,
Ростки весны взойдут тем веселей.
9 лет

* * *
Скажите мне, товарищи,
В реке моей судьбы
Много ли ила скуки
И бурой тины тоски?
Мелкая или глубокая
Течёт моей жизни река?
Мнится или взаправду
Горькая в ней вода?
Мне оценить это трудно.
Знаю я твердо одно:
Не смогут житейские бури
Запрятать меня на дно!
9 лет

Трехстишия

Мне сейчас всё непонятно.
Слишком много ощущений -
Буря гонит тучи чувств...

Маленький любимый мишка...
Ты совсем облез и постарел,
Мой весёлый немой дружок.

Такой сегодня снег хороший!
Последний, ведь уже весна.
Это сияние уходящей зимы.

Ты мне молча улыбнулась,
Мимоходом, среди дел -
И за окном уже весна.

Я слушаю небо, я слушаю Мир,
И звуки сплетаются в Чуда узор..

Как звук в словах со смыслом связан?
Тайна известна лишь Богу.
Постичь её — постичь устройство мира.
9 лет

* * *
Музыка пела о счастье забвенья,
мягко и нежно уносила слова.
Но снова они стекались мне в сердце,
Из тысячи смыслов свой смысл обретя.
Мной, может, станут восторгаться,
В лицо мои стихи хваля.
А мне бы в смыслах покопаться,
Со звуком суть соотнося.
9 лет

* * *
Туча принесла с Востока
Чёрный дым и запах гари.
Прошлым тронулись потоки
Жизней, прерванных в пожаре.
Жизней детских. Как моя.
Рана в теле Бытия.
9 лет

* * *
Меня осинило небо
И миловала заря,
Розовым светом даря.
А звёзды там, в вышине,
Манили: ко мне, ко мне!
И клёнов холодный пожар
Зашёл ко мне в сердце, дрожа.
Я плакать хочу, и лететь,
И Чуду хвалою звенеть.
Ничего не желаю бросить...
И всё называется: «Осень».

Чёрная птица

Что же со мною творится?
Плачу, мечусь, хохочу...
Мрачная чёрная птица
Крылом бьет меня по плечу.
Хочет ворваться мне в сердце,
Свить там навеки гнездо...
Где мама? Скорее согреться!
Царапает в сердце гвоздём.
Да что же это та кое?
Что я, схожу с ума?
Душа у страха в неволе
Не выберусь ведь сама.
И тихо приходит молитва:
«Господи, сердце согрей!
Со страхом вечная битва,
Ты чёрную птицу убей».
9 лет

* * *
Мне почему-то очень надо
Стекло бордовое заката
В оранжевое утро превратить.
Своею радостью окрасить
Дома, заборы,
Плачем и слезами
Омыть все окна и дороги.
Весь мусор жизни
Мощным током крови
Снести и в своем сердце сжечь.
И это все не жертва, нет,
А просто помощь заблудившемуся миру.
О, дар бесценный в звуки облачать слова
В союзе сути и звучанья!
Но я...
Мне больно! Господи, Ты слышишь? Больно!
Как долго длится немота!
Как бесконечен океан молчанья!
И вот уже и вольно и невольно
Забралась в душу темнота.
Устала ждать.
И на свободу
Из плена черепа слова устали рваться.
Тоска диктует сердцу непогоду.
Но неужели я готова мраку сдаться?
Принять в судьбу, найти в нём позитив,
Жить, в мелодраму бурю обратив...

* * *
Писать стихи — зачем оно?
Мне очень горько их вино.
Такая в сердце тугая боль
И я молю: «Прости... уволь...»
И слышу в сердце ласковый Голос:
«Без воли Моей не выпадет волос.
Что приуныла? Да, тяжело.
Но ты постарайся. Тебе так дано.
Стихи не вино, не мёд, не вода.
Они — твоя жизнь. Это помни всегда».
2004

* * *
Утром прилетало вдохновенье.
Поглядело, хмыкнуло: «А, спишь!
Ну, хорошего тебе отдохновенья.
Может быть, увидимся, малыш».
Улетело. Хлопая глазами,
Запоздало я машу рукой:
«Возвращайся! Без тебя слезами
Изойдёт ведь сердце. Ну постой!»
Нет ответа. Только тонкий-тонкий
Звук, иль запах даже, или цвет
Зацепился в сердце хрупко-ломкий,
Почти призрачный, дрожащий след.
22 июня 2005

* * *

Июньские трехстишия

За окном поёт дождь,
И в сердце песня без слов.
Мир сшивается песней.

Птичка с рыжеватой грудкой
Сказала мне: «Чуить!», -
И я поздоровалась с ней.

Радость в каждой звонкой капле,
Капле летнего дождя.
Все, кто хочет, пейте!

Ярко, жарко и душисто.
По лицу хлещут травы...
А говорят, что счастье не бывает полным.

«Чижик-пыжик, где ты был?» -
Спел мне папа.
Песенка, сшивающая поколения.

Какое же написать трёхстишие?
Гудящая каша из слов в голове.
И сердце предпочло тишину.

21-26 июня 2005, 11 лет

* * *
Где кристальная ясность мышления?
В голове — как болото осеннее.
Нет опоры, и холодно чувствам,
Ни письмом не поймать их, ни устно.
Залегли мыслеобразы в спячку,
И фантазия скована льдом.
Не решу и простую задачку.
Ну да ладно, потом так потом.
Разбудить бы мне волю ленивую
И, занявши у сердца огня,
Подманить вдохновенья коня,
Ухватить мне его хоть за гриву бы.

21 ноября — 27 декабря 2004,11 лет

* * *
Тело буквально воет:
«Оставьте меня в покое!»
Душа работать не хочет:
«Покоя! Нет больше мочи!»
Но дух будоражит: «Вперёд!
Покой лишь тот обретёт,
Чье тело с душой в согласье
За духом следуют к счастью!»
А счастье что — впереди?
Странное чувство в груди.
А вдруг оно параллельно?
Кто это знает наверное?
Другой язык, другое время,
А тело ведь живёт сейчас.
И мир давно уже привык,
Отбросив сущее как бремя,
Слова кидать, как напоказ.
А в голове они живут -
Слова из сути и из звука.
Но суть уйдёт, слова умрут,
И не поможет тут наука.
И лишь поэт спасти их может,
Впитав слова всей плотью, кожей,
Их кровью сердца оживив!..

Ноябрь 2004 - 13 декабря 2004, 11 лет

* * *
Тонкие узоры вышили метели
По канве деревьев и гулких проводов.
В свадебные платья нарядились ели,
В платья из забытых старых детских снов.
И стоят невесты, и вздохнуть не смеют.
Им бы красоваться до ласковой весны.
Но бродяга ветер разобьёт, развеет
Ледяные бусы, кольца и венцы.

14 февраля 2005, 11 лет

Эссе

Миг тишины, а потом наступает легкость — и слова идут сами. Картину лучше рисовать сидя и вертеть при этом что-нибудь в руках. Откуда берется напряжение, я не знаю, оно само начинается. Оно растет и переходит в боль, и я даже иногда плачу. Слова все сильнее просятся наружу, жгут сердце, и я начинаю рисовать картину. Мне нельзя не писать стихи, иначе я умру. А я хочу жить. Мне много надо успеть, а времени так мало. Мне так писать хочется, чтобы мир стал иным, более близким Богу. И я этого добьюсь.
8 лет

Зачем я живу

Зачем живете вы? Родились, вот и живете? Вообще, зачем живут люди?
Бог каждому, когда посылает в этот мир, говорит:
— Трудись и прославляй Меня делами своими.
Понять бы, что это за дела должны быть... Я так думаю, для меня это стихи, по крайней мере сейчас. Мне невозможно их не писать, иначе я умру от боли, лопну от напора слов в голове.
Я чувствую в словах особую, очень странную силу. Она может менять мир. Я хочу овладеть этой силой, чтобы она служила Богу. Может быть, для этого я и живу.
8 лет

Девочка, Страх и Волшебник

Виктору Гавриловичу Кротову, моему другу
В одной стране, на одной земле жила-была Девочка. Глаза у нее были голубые, щеки розовые, волосы русые. Были у Девочки и мама с папой, и сестра старшая, и любимый кролик.
А еще был у нее Страх. Очень большой, сильный и жестокий. Он жил вместе с Девочкой, ходил с ней повсюду и все ей запрещал: и играть, и гулять, и книжки читать, и дружить — все нельзя было, все страшно и опасно. Дошло до того, что Девочка даже просто говорить боялась.
И никто — ни папа с мамой, ни врачи с учителями — помочь ей не могли, так крепко держался Страх за Девочку. Да к тому же умел этот Страх невидимкой для других становиться. Неизвестно, как бы жизнь у Девочки прошла, если бы однажды...
Девочка была дома одна. Она стояла у окна и глядела на улицу. Улицей владела Осень: золотые и багряные листья кружились в хороводе вокруг огненных кленов, сплетались в вихри над дорожками и наконец пестрой мозаикой укладывались на землю. Девочке очень хотелось на улицу пошуршать листьями и набрать их в букет, но Страх сковал ее ноги и не пустил.
«Хоть бы какой-нибудь волшебник помог мне!» — в отчаянии подумала Девочка. И вдруг над одной из дорожек образовался очень крупный вихрь листьев — и прямо из него вышел человек! Он был высокий, худой, с шапкой сиявших на солнце серебряных волос и с серебряной бородой. Одет он был в серый свитер, лицо украшали большие очки, а через плечо висела черная сумка.
Человек поднял голову, увидал в окне Девочку и улыбнулся. А потом пошел, будто полетел, к дому. И вот он уже в комнате, прошел через запертую дверь!
— Здравствуй, Девочка! — сказал человек. А Девочка ответить не может: Страх ей уста запечатал, а сам невидимым стал. Человек сказал:
— Знаешь, я ведь волшебник. Через свои очки я могу видеть невидимое.
Снял он очки, протер стекла, снова надел и увидел Страх! И увидел, что этот Страх с Девочкой сделал.
— Ах вот оно что, — произнес Волшебник. — У нас, волшебников, свои специальности есть. Так вот, моя специальность — помогать людям со всякими страхами бороться. Я тебе помогу.
Достал он из сумки авторучку и лист бумаги, говорит:
— Это не простые ручка и бумага, а волшебные. Если ты их в руки возьмешь, они сами твои мысли записывать будут, — и протянул Девочке бумагу с ручкой.
Очень хотелось Девочке взять их, а Страх не дает! Руки ей назад заламывает, голову отворачивает, вообще в угол толкает. А Волшебник протягивает волшебные вещи и ждет терпеливо, только улыбается Девочке ободряюще.
Поняла Девочка, что вот он, ее шанс, все свои силы собрала и коснулась рукой авторучки. И ручка сразу к ее пальцам как приклеилась. Тогда Девочка и бумагу взять смогла. И чувствует: ослабел Страх, отпустил ей пальцы на руке.
Спрашивает Волшебник:
— А ты сама свой Страх хорошо видишь? Что он у тебя такое, напиши.
И Девочка вдруг написала: «Страх — это щит от жизни». Потом еще написала: «Не хочу от жизни таким щитом защищаться. Не нужен мне щит от жизни».
Чувствует: Страх съежился и бормочет: «Я тебя от опасностей оберегаю...»
А Волшебник говорит:
— Как ты думаешь, что такое страх для кого-нибудь другого? Ну, хоть для зайца в лесу, или для клоуна в цирке, или для ученого математика?
И Девочка написала:
«Для зайца страх — это возможность, что лиса прячется за соседним кустом».
— У зайца чуткий нюх и быстрые ноги, — отвечает Волшебник. — Он лису учует и убежит.
Девочка пишет: «Для клоуна страх — когда его шуткам не смеются».
Волшебник отвечает:
— Клоун может такие смешные шутки найти и так натренироваться смешно их рассказывать, что все просто упадут от хохота.
«Для математика, — пишет Девочка, — страх — смелость с отрицательным знаком».
— Я как волшебный математик точно знаю, — говорит Волшебник, — что отрицательную величину можно сделать положительной. Только знак поменять надо. Законы математики это позволяют.
Девочка чувствует: Страх слабеет, меньше становится, ниже.
А Волшебник спрашивает:
— Какого цвета Страх?
Посмотрела Девочка и говорит:
— Серо-буро-синего. Страх от страха посерел и посинел.
— А как ты узнала, что у Страха — страх?
— Он дрожал и пупырышками покрылся, — ответила Девочка и написала: «Страх — это когда кожа бледнеет, сереет, синеет и мурашками покрывается, а глаза делаются круглыми».
— Вот так? — спросил Волшебник, задрожал и округлил глаза.
Девочка посмотрела и расхохоталась, так смешно это выглядело. А Страх так от ее смеха съежился, что просто страхом стал!
Волшебник посмотрел в окно и спросил:
— Там у вас на улице люк открытый в земле. Когда гулять будешь, подойдешь посмотреть, что там внизу?
— Нет, что ты, ~ голосом ответила Девочка. — Это опасно, страшно.
— Так что же такое страх? — спросил Волшебник.
— Страх — это сигнализатор опасности, — опять голосом ответила Девочка.
— Ну, вот ты и свободна, — улыбнулся Волшебник и исчез.
Наверное, пошел другим людям помогать со страхом бороться. А радостная Девочка побежала гулять и собирать осенние листья.
27 декабря 2004

Мои мечты

Мечтают все люди, даже те, кто говорит, что мечтать не любит. Чем
чаще человек мечтает, тем интереснее ему жить.
Но я думаю, чтобы мечты сбывались, нужно уметь мечтать правильно.
Ведь мечта — это модель желаемого будущего в трех уровнях: первый в воображении, второй в желании, а третий в мысленном сшивании событий. Правильно мечтать — значит правильно учитывать все уже существующие связи себя как мечтающего человека с окружающим миром. И понимать, какие нужны новые связи, а затем сшивать события. И все время надо смотреть, как сшивание влияет на те связи, которые уже есть в мире.
Я тоже люблю мечтать. Я мечтаю о том будущем, где я могу говорить и петь песни, и могу сама все делать. У меня будет много друзей и любимая работа. Я буду помогать людям правильно сшивать события и буду работать консультантом по мечтам.
Но чтобы такое будущее состоялось, надо, чтобы как можно больше людей приняли Бога, пришли к Нему. Так что я сначала буду помогать людям в этом. Как? Скорее всего словом: поэтическим и молитвенным.
Чтобы все так и было, надо правильно сшивать события уже сейчас. И я стараюсь.
5 января 2004

Репортаж из плохого настроения

У меня было плохое настроение. Я скулила и дулась, и в таком настроении пришла на литературную студию в столовую. Там противно пахло супом, было холодно, и звенели комары. Жизнь стремительно ухудшалась.
Я села на стул и подумала: «Ну какая литература в таком настроении? Сейчас подраться бы или сломать что-нибудь». Но тут рядом солнышком блеснули очки и засияла серебряная шевелюра. Мне стало полегче: это голос друга:
-В плохом настроении хорошо писать мрачные рассказы. Мрак из души перейдет на бумагу. Двойная выгода — и литературное произведение будет, и от плохого настроения избавишься.
В душе зашевелились сомнения. Имею ли я право навешивать свое плохое настроение на совершенно незнакомых людей — на читателей? Все занятие я решала для себя этот вопрос, и у меня получалось то «да» то «нет». Наконец мне надоели эти колебания, и я подумала: а почему, собственно, я своим рассказом что-то обязательно навешиваю? Я же просто говорю, что вот и так бывает. А читатель — он сам решит, что ему делать: огорчиться, или посмеяться, или просто плечами пожать. На этом и остановилась.
А плохое настроение между тем прошло.


От редакции сайта familyeducation.ru :
Спасибо вам за предоставленную новую книгу стихов и за сами стихи, дорогие Соня и её мама!









 


© 2005-2020 Игорь и Валентина Чапковские     
© Все права защищены     
По вопросам использования материалов пишите     
в форму обратной связи > >     
     


Rambler's Top100