Семейное образование
         

Проект Игоря и Валентины Чапковских

Общение и обмен информацией родителей из разных регионов России
 
 
Rambler's Top100
 
 
 
 




Связаться с авторами
Об авторах: И.М.Чапковский.
С вопросами перепоста материалов
и по вопросам сотрудничества
или размещения рекламы
пишите в форму обратной связи




Один дома-4

Миллион американских детей окончили в 2000 году школу экстерном. В 2002-м году в России — 16 523.

Да, — спрашивает мое родительское сердце, — но чем может заняться в течение дня отпавший от школы ребенок? Много ли есть таких семей, где за ребенка, который не ходит в школу, могут быть спокойны? Где и что он будет есть, пока родители на работе? Школа ведь еще и «досматривает» детей, и это немаловажная ее функция. Но почему-то для того, чтобы организовать время ребенка таким образом, чтобы он мог развиваться, школа выбрала слишком изуверский способ! Макаренко писал, что воспитание — это организация жизни детей. А школа организована так, что, унижая одних и вознося других, вредит и тем, и тем.

Когда-то в глухой деревне у учителя была монополия на грамотность. Потом у школы была монополия на выдачу пропуска в жизнь — аттестата. И понимая, что школу не миновать, ее уважали. Примерно так, как уважают милиционера: дешевле проявить всевозможные терпение и вежливость, чтобы не навредить себе, в случае со школой — своему ребенку. Но вот оказалось, что король голый. Можно не падать ниц. Всеобъемлющей власти у школы больше нет. А раз нет власти, какие у нас с ней отношения? Разве кто-то всерьез верит, что то, чему школа учит, действительно необходимо? Что без этих правил и теорем не прожить? Да нет же. Сегодня в частных школах поиграли в такую игру: посадили всех учителей ответить на тесты ЕГЭ (единый госэкзамен) не по своему предмету… И посмеялись. Но если учитель математики не знает ответа почти ни на один вопрос по литературе, при этом считает себя вполне успешным человеком, зачем же мы обманываем детей? И себя? Это, кстати, очень неожиданный побочный незапланированный результат ЕГЭ: вдруг стало понятно, что нет у школы того сакрального знания, которое делает счастливым человека. Которое делает успешным. И за незнание которого можно причинять ребенку душевную боль.

Игорь Чапковский — директор известного в Москве семейного центра - рассказывает, что он заметил, как с 70-х стало уменьшаться число математически одаренных детей, в последнее десятилетие выросло число явных гуманитариев, а еще стали заметными творчески одаренные дети. Может быть, просто для них появились возможности выживать? И еще Чапковский делится радикальным мнением: спрос на экстернат, семейное образование растет потому, что государственная школа разваливается, не выполняет своих функций, не учит и не обеспечивает безопасности.

В детских исправительных учреждениях появилась начальная школа, а еще не так давно учить там начинали с 9-го класса. Откуда 15-летние дети (раньше в колонии не попадают), не знающие грамоты? Не те ли это бойцы, которых можно считать павшими в битве за знания? Не исключено, что равнение на ЕГЭ увеличит их ряды. Экстернат — это, может быть, способ решения одного из основных противоречий школьной жизни — противоречия между знаниями и достоинством. Надо дать знания, но какой ценой? Не унижая, не попирая достоинство ребенка, не списывая в непригодные, школе это не всегда удается. К счастью, сегодня можно не платить своим достоинством за знания.

Что сказать ребенку?

Помочь в такой ситуации ребенку, который «завис» между своими интересами и интересами школы, могут только родители. Потому что по закону это они должны написать за несовершеннолетнего заявление о переводе на экстернат. Или взять на себя ответственность за его домашнее обучение. Хотя чаще всего начинается все с того, что он сам приходит однажды домой со словами: «В школу больше не пойду».

Но родителям страшно, потому что папа окончил школу, мама окончила школу — и ничего. Хорошие люди получились… А тут шутка ли — самостоятельно? Но дети подталкивают, и невыносимо жалко ребенка, которого травят за плохой почерк или особенности дикции. И тут полезно знать, что в этом году в Москве уже 13% детей учатся экстерном. На вопрос: «Что такое экстернат на деле?» — можно ответить так: «Ты не ходишь в школу, но потом сдаешь 14 экзаменов за курс средней (полной) школы. Не нравится — сиди каждый день в классе: сдавать будешь только пять обязательных экзаменов».

Несколько лет назад в экстернате было по несколько сессий в год. К каждой готовили государственные экзаменационные материалы. Теперь срок проведения итоговой аттестации — один для всех, общий для очников и экстернов. И ЕГЭ их догнал так же, как и всех. Заявление надо по положению подать не позже, чем за три месяца до начала экзаменов, то есть до 1 марта. Хотя люди бывалые говорят, что уходить в экстернат в 11-м классе смысла немного. Только если сдавать в своей школе оказалось совсем невыносимо. А вот уйти в экстернат после 9-го и, например, сдать за один год экзамены за 10-й и 11-й классы — это здорово. Экономия времени для любого своего собственного проекта. Хочешь — в институт готовься, хочешь — бизнесом занимайся. Опять же резервный год для поступления в вуз перед армией.

Сегодня то, что ребенок вышел с аттестатом о среднем образовании из тех же дверей, в которые торжественно вошел первачком одиннадцать лет назад, не может быть предметом гордости, это скорее образец терпения и непротивления. Или просто удача. А может быть, если было тяжело, то и показатель незащищенности: родители не поняли и не помогли. Тот, кто окончил школу экстерном — от безысходности ли, или от большого ума, — сэкономил время для чего-то более важного ему лично. Не потерян — не списан во второй сорт или просто в школьный брак. Школу оканчивает экстерном тот, кто хочет учиться меньше других, и тот, кто хочет учиться больше других. Тот, кто не успел окончить школу вовремя, и тот, кто хочет окончить школу раньше срока.











 


© 2005-2019 Игорь и Валентина Чапковские     
© Все права защищены     
По вопросам использования материалов пишите     
в форму обратной связи > >     
     


Rambler's Top100