Семейное образование
         

Проект Игоря и Валентины Чапковских

Общение и обмен информацией родителей из разных регионов России
 
 
Rambler's Top100
 
 
 
 




Связаться с авторами
Об авторах: И.М.Чапковский.
С вопросами перепоста материалов
и по вопросам сотрудничества
или размещения рекламы
пишите в форму обратной связи




Семейное образование: трудности заставляют объединяться

Нина Иванова, наш специальный корреспондент

Настоящий информационный взрыв в области альтернативного образования произошел перед майскими праздниками в Москве. 25 апреля родителей, детей и педагогов собрал первый московский фестиваль хоумскулинга «Весь мир – наша школа». 26-го провела обучающий семинар О.Л. Соболева – автор и разработчик системы инновационных методик обучения и развития дошкольников и младших школьников, автор, научный редактор более шестидесяти книг, методических, учебных и учебно-развивающих пособий. В тот же день прошел фестиваль «Школа мудрых родителей. Диалог о здоровье и нравственном воспитании в семейном и школьном образовании». И, наконец, 28 апреля состоялся круглый стол «Семейное образование: проблемы и пути их решения». Он был организован Ассоциацией родительских комитетов и сообществ (АРКС), Движением в защиту семейного образования, Объединением родителей «Свободное развитие», Общественным движением «Семейное образование».

Необходимость проведения этого круглого стола была вызвана тем, что, с одной стороны, в настоящее время все больше родителей выбирают для своих детей семейное образование, а с другой – с государственной поддержкой семейного образования складывается несправедливая и даже абсурдная ситуация, хотя теоретически это полноправная форма обучения, признанная законом.

Открыла встречу за круглым столом лидер Ассоциации родительских комитетов и сообществ, председатель Совета по защите семьи и традиционных семейных ценностей при уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка, член Экспертного совета Государственной Думы РФ по вопросам семьи, материнства и детства Ольга Леткова. По ее словам, у сторонников семейного образования и раньше возникали определенные трудности, но не в такой степени, как сейчас. 

Действительно, в последнее время трудностей у хоумскулеров стало гораздо больше. В 2010 году, когда законодатели обсуждали проект нового федерального закона об образовании, то поначалу хотели вообще избавиться от семейной формы обучения. Потом под давлением общественности ее вернули в правовое поле, но все связанные с этим вопросы остались неурегулированными. «Много вопросов возникает, но решить их невозможно, потому что нет правовых механизмов, – говорит О.В. Леткова. – Трудности сейчас и с финансированием, и с прикреплением к школам. В связи с этим мы обратились в Госдуму, в Комитет по образованию. А чтобы помочь нашим законодателям более четко сформулировать социальный запрос и положить начало диалогу с властными структурами, было решено провести эту встречу». 

Более подробно об истории семейного образования, а также об общественных и правовых изменениях, связанных с процессом его становления, рассказал руководитель проекта «Свободное развитие» Игорь Чапковский. Он напомнил, что сам термин «семейное образование» возник в 1992 году, когда на смену советскому законодательству пришел закон «Об образовании», принятый уже в новой стране – России.  До этого по закону, действовавшему в СССР, дети могли учиться только в рамках школы. «Родители не имели выбора, фактически они лишались родительских прав в области образования, все брала на себя школа, и ответственность за результаты – тоже, – подчеркнул Игорь Моисеевич. – Закон ввел очень значимые изменения. Впрочем, поначалу ни родительская, ни педагогическая общественность на это никак не отреагировала. И это было объяснимо, поскольку вся система и по структуре, и по управлению, и по финансированию оставалась прежней. Новые законодательные положения, декларирующие различные формы образования как равноправные, не были подкреплены ни организационно, ни финансово, хотя закон предусматривал на федеральном уровне финансовую поддержку семейного образования, а именно – выплату компенсации выбравшим его родителям в размере норматива финансирования обучения ребенка в школе. В тот момент, когда закон только вышел, лишь единицы родителей воспользовались той свободой, которую он предоставлял. Затем их число стало нарастать, но очень медленно. Перемены произошли в 2004 году, когда в связи с перераспределением полномочий между центром и регионами решение вопросов поддержки семейного образования отнесли к компетенции регионов. Некоторые регионы ввели норму о выплате компенсации родителям, выбравшим семейное образование. Среди них была и Москва. Соответствующее положение было внесено в столичное законодательство, и оно до сих пор не отменено».

Как заметил И.М. Чапковский, резкий рост хоумскулеров в Москве произошел в 2007 году, когда Московское правительство приняло Постановление № 827, регулировавшее порядок того, как дети, обучающиеся в семье, должны зачисляться в школы, походить аттестацию, как их обучение должно финансироваться. В сентябре 2013 года вступил в силу Закон РФ-273 «Об образовании», принятый в 2012 году. Однако вслед за этим, в отличие от предыдущих законодательных изменений в области образования, не появилось ни Положения о семейном образовании, ни других подзаконных правовых документов. Было лишь разослано письмо Минобразования РФ, которое носит рекомендательный характер. И вот в середине сентября, когда все родители, желавшие обучать детей самостоятельно, уже выбрали эту форму, Правительство Москвы предприняло попытку уничтожить семейное образование. «Всем семейникам предложили написать заявления об уходе из школы, обосновав это формальной причиной: в новом законе сказано, что семейное образование происходит вне образовательного учреждения, – продолжил свое выступление Игорь Моисеевич. – И у хоумскулеров началась новая жизнь, итог ее таков: ликвидировать семейное образование как форму обучения не удалось, но компенсаций родители лишились. Им было предложена заочная форма, то есть они по-прежнему учат детей в семье, а деньги за это получает школа. Рост семейного образования после этого не прекратился, но задетыми оказались разные социальные слои: многодетные семьи, в том числе христианские, военные в отдаленных гарнизонах, просто думающие родители, которые рассматривали эту форму как наиболее приемлемую для дальнейшего обучения своих детей».

Любопытно упомянуть еще об одной особенности, подмеченной И.М. Чапковским: до 2015 года очень многие люди в нашей стране вообще не воспринимали семейное образование как норму, будучи уверенными, что дома обучаются только больные дети. Но в результате столкновения мнений властных структур и родительской общественности оно стало общеизвестным.

«Закон не доработан, чиновники интерпретируют его так, как считают нужным, и в результате  возникает реальное социальное напряжение, – резюмировал сказанное И.М. Чапковский. – Между тем в законодательстве по-прежнему прописано преимущественное право родителей в области образования и воспитания детей. Механизма реализации этого права нет. Де-факто школа разговаривает с родителями с позиций силы, так, словно, она имеет преимущественное право перед родителями. Сопротивление семейному образованию  – это архаизм. Попытки продолжить  старую классно-урочную систему обречены на неудачу, потому что она свою историческую задачу выполнила. Она боролась с неграмотностью, а сейчас другое время и надо решать другую задачу: как учить ребенка, когда оба родителя грамотны, и уже не в первом поколении».

Кандидат юридических наук Олег Овчаров сначала с правовой точки зрения разъяснил ситуацию, сложившуюся в сфере семейного образования в результате принятия нового закона «Об образовании в Российской Федерации», а потом представил подготовленный общественностью проект внесения изменений в этот закон в части прав на получение образования вне образовательных учреждений. По словам О.А. Овчарова, чиновники фактически лишили детей, обучающихся в семье, конституционного права на государственную поддержку различных форм образования, в том числе семейной: «В результате такой своекорыстной антиконституционной трактовки нового закона об образовании нарушается не только статья 43 Конституции России, но и статья 19, запрещающая подобную дискриминацию и устанавливающая равенство прав, в том числе на образование, и на меры государственной поддержки образования детей, независимо от формы его получения».

Как объяснил юрист, предложенный проект закона призван урегулировать вопросы, возникающие в практике применения действующего законодательства в сфере семейного образования, восстановить социальную справедливость, устранить нарушения Конституции России и противоречия в ныне действующем законе об образовании. Согласно предлагаемому законопроекту, учеба вне образовательных учреждений вовсе не означает разрыва с государственной системой образования. Наоборот, поправки закрепляют связи детей, обучающихся в семье, с системой образования путем их зачисления в образовательные организации на весь период обучения. А также – путем реализации в отношении этих детей прав на образование и мер государственной поддержки семейной формы, включая перечисление родителям (законным представителям) соответствующих денежных средств на образование и питание в объеме подушевого норматива, установленного правовыми актами субъектов РФ. Причем инициаторы поправок предлагают распространить их не только на школьное, но и на дошкольное образование, чтобы у родителей была возможность получать компенсации, если они хотят (или просто вынуждены из-за отсутствия мест в детских садах) воспитывать ребенка дома.

«Мы не считаем, что этот проект – истина в последней инстанции, – сказал Олег Андреевич, – но противоречия и двоякое толкование отдельных положений  действующего закона об образовании необходимо устранить». С его точки зрения, юридическая ситуация такова: на первоначальном этапе, когда родителям отказали в выплате компенсаций, многие из них стали обращаться в суды. И хотя закон не отрицает семейную форму обучения и компенсации, судебные органы, как правило, встают на позицию власти. А поскольку обычно они ориентируются на имеющуюся судебную практику, то получается, что сегодня судебное направление стратегически уже проиграно. Были и обращения семейников в Администрацию Президента РФ, но оттуда тоже поступали одни отписки, фактически повторяющие утверждения столичного Департамента образования. Обращались родители и в прокуратуру, но и после этого не последовало ни одной реальной попытки разобраться в этом вопросе.

Какие же действия сегодня планируют активисты-хоумскулеры? Во-первых, как уже упоминалось, поднять проблему в высшем законодательном органе страны. С этой целью и дорабатывается проект поправок в федеральный закон. Второе потенциальное направление приложения усилий родительской общественности – Конституционный суд. Конституция предусматривает равенство в получении образовательных услуг, а тут оно отсутствует, права детей нарушаются. Третье направление – Следственный комитет, поскольку существует вероятность нецелевого расходования средств на образование. Четвертая организация, в чьи двери необходимо стучаться, – Антикоррупционный комитет. О.А. Овчаров считает, что коррупционная схема вырисовывается, в частности, с выплатами компенсаций на питание детей, получающих образование по семейной форме.

Маргарита Макаревич – руководитель общественного движения «Семейное образование» и мама восьмерых детей, пятеро из которых получают образование в семье, – не согласилась с О.А. Овчаровым в том, что на этапе судебных тяжб семейники уже потерпели стратегическое поражение. По ее словам, только в рамках возглавляемого ею общественного движения за последние 11-12 месяцев была оказана помощь в составлении десяти судебных исков, в то время как раньше по проблемам семейного образования в масштабах всей страны в судебные органы поступало примерно по три иска  в год. Маргарита Владимировна особо подчеркнула, что в нескольких случаях суды принимали решения, согласно которым в пользу родителей-семейников было взыскано по 80-100 тысяч рублей. В то же время она признала, что большинство исков находятся на кассационной стадии, а в случае отрицательных  решений суды, как под копирку, ссылаются на противоречия в ФЗ «Об образовании». «Поэтому мы считаем очень важным его изменить, вернуть в федеральный закон строчку о компенсациях родителям, обучающим своих детей в семье», – сказала М.В. Макаревич.

Свое мнение о том, как добиться внесения поправок в закон, высказала Оксана Лунгу – член правления Ассоциации родительских комитетов и сообществ, координатор Движения «В защиту семейного образования». Оксана Геннадьевна  – педагог начальных классов, но собственных детей в массовую школу не отдала, учит их сама. «В нашей Ассоциации много семейников, и в последнее время под давлением обстоятельств они практически все формально перешли на заочную форму обучения. Дело в том, что школы боятся брать детей на семейную форму, отдают родителям личные дела…  Для того, чтобы поправки в закон «Об образовании» прошли, нужен родительский напор.  Наш голос важен и для тех, кто поддерживает нас во власти».

Как сделать этот голос действительно весомым и заметным? Свою помощь в этом участникам круглого стола предложила педагог, писатель, член правления Российского детского фонда Татьяна Шишова. Она тоже считает, что налицо дискриминация детей, получающих образование в семьях, причем ситуация укладывается в нынешнюю ювенальную логику. Поэтому Татьяна Львовна высказала идею добиться включения вопроса о дискриминации семейников в повестку дня заседания Совета при уполномоченном при Президенте РФ по правам ребенка, куда Т.Л. Шишова также входит. Кроме того, она пообещала в ближайшее время подготовить авторскую радиопрограмму о семейном образовании, что должно послужить более четкому формированию общественного мнения по этому вопросу.

Интересны были и другие выступления. Например, руководитель Центра образования «Слово» Татьяна Розе сказала такую обнадеживающую вещь: «Благодаря нашим родителям у нас есть положительные ответы из Министерства образования о выплате компенсаций семейникам».

Ирина Гагарина – мама пятерых детей, двое из которых находятся на семейном образовании – пожаловалась на то, что вследствие буквальной трактовки определения семейного образования как обучения вне образовательного учреждения пространство, в котором хоумскулеры пересекаются со школами для похождения аттестации, тоже оказалось вне закона. Ребенок, обучающийся дома, имеет право на консультацию педагогов, но учителя говорят, что теперь они  не получают за это деньги, и не спешат оказывать помощь детям на семейной форме обучения. По словам Ирины Юрьевны, только в апреле она смогла получить для своих детей варианты контрольных работ за первую-вторую четверти и график аттестации на 2014–2015 учебный год. «Это что, издевательство? – задала она риторический вопрос. – Мы совершено бесправны в этой ситуации!»

Экономист Светлана Днепровская прокомментировала новый ФЗ «Об образовании» и с профессиональных, и с родительских позиций. И сделала такой вывод: «Реальные дела выдают реальные интересы чиновников системы образования. Фактически по новому закону образование организовано не в интересах детей. Школа разрушает физическое и моральное здоровье ребенка. Это происходит не только в нашей стране, и родители пытаются спасать своих детей от этого негатива. У нас очень мало людей знают о том, что есть реальная возможность забрать детей из школы. Но информация распространяется довольно быстро, а значит, масштаб проблемы с семейным образованием будет только нарастать».

Татьяна Иванова предоставила ознакомительную информацию о центре образования «Технологии обучения», где широко практикуется заочное обучение, в этом году к этой школе прикреплены 50 человек, получающих семейное образование. «Всем по желанию выдаем учебники, допускаем к нашей образовательной среде, – уверила Татьяна Анатольевна. – Консультации не были запрошены, но при необходимости мы готовы их оказать».

Решительный настрой столичных сторонников семейного образования поддержала Алина Дьякова, рассказав об опыте организации семейного образования в различных регионах страны. «Я живу в городе Ижевске и мне самой пришлось заниматься тем, чтобы узаконить семейное образование в нашем регионе, потому что представители власти мне категорично говорили, что семейная форма обучения отменена», – сказала А.Г. Дьякова. Сегодня законодательство, действующее в Ижевске, предусматривает и прикрепление детей к школам, и оплату учебников, и выплату родителям компенсаций за счет субсидий на предоставление образовательных услуг. По словам А.Г. Дьяковой, аналогичные  местные положения о семейном образовании есть и в других регионах. В частности – в Пермской и Свердловской областях. При этом существуют и другие примеры, когда региональные власти допускают грубые нарушения прав хоумскулеров В некоторых положениях записано, что если родители выбирают семейную форму обучения, то они должны написать заявление об исключении ребенка из школы, при этом дети на условиях школы обязаны проходить аттестацию. «Федеральное законодательство позволяет обеспечивать равенство прав в области образования, – сказала Алина Геннадьевна. – Некоторые регионы нашли возможность  это сделать. В других случаях мы можем говорить о дискриминации детей и ущемлении их прав».

К участию в круглом столе были приглашены также депутаты Государственной Думы и Мосгордумы, представители Правительства, Министерства образования и другие официальные лица. Однако из всех перечисленных властных структур только Министерство образования и науки РФ прислало своего представителя – начальника отдела Департамента государственной политики в сфере общего образования Д.В. Чернышову. Да и то, к сожалению, ее диалог с родительской общественностью больше всего напоминал разговор слепого с глухим. Все объяснения Д.В. Чернышовой сводились к перечислению законодательных норм и положений других нормативных документов, а также к призывам трезво оценивать ситуацию и попыткам «перевести стрелки» на другие организации. На прямой вопрос «Считаете ли вы, что сегодня существует дискриминация детей, получающих семейное образование?» она ответила: «Как представитель министерства, я руководствуюсь действующим законом. Комментировать его я не имею права. Мы – исполнительный орган власти».

Это вызвало возмущенный ропот в зале, где проводился круглый стол. Начались выкрики с мест, в том числе и вот такие весьма эмоциональные: «До 2013 года мои дети жили, пользуясь своими конституционными правами на образование, а потом Правительство Москвы «похоронило» моих детей.  Кто съел деньги, предназначенные на их обучение? Мои дети умерли? Их для системы больше не существует?»

Впрочем, организаторы и участники круглого стола, в отличие от гостей, были настроены более конструктивно. С благодарностью восприняли они уже сам факт согласия представителя Министерства образования вступить в контакт с родительской общественностью и поговорить о проблемах семейного образования. «Значит, диалог с властью на эту тему все-таки возможен и мы не зря приняли решение обратиться во властные структуры», – резюмировала О.В. Леткова. И продолжила: «Мы не планировали сегодня принимать какой-то итоговый документ, но, учитывая состоявшееся обсуждение, он нужен». В этот документ вошли предложения, возникшие по ходу встречи. Во-первых, как и планировалось ранее, обратиться в ГД РФ с просьбой внести изменения в ФЗ «Об образовании в Российской Федерации». Во-вторых – обратиться в Счетную палату РФ с вопросом о целевом использовании бюджетных средств в столичной системе образования. В-третьих – обратиться к уполномоченному по правам ребенка при Президенте РФ. В-четвертых, призвать Правительство Москвы  урегулировать права и обязанности родителей, дающих своим детям семейное образование.

В заключение встречи И.М. Чапковский высказал довольно неожиданное утверждение: семейное образование процветает, несмотря на то, что процесс его развития проистекает болезненно. «Все новое рождается в муках, – напомнил Игорь Моисеевич. – Так что не будем опускать руки. И прошу заметить, что с завершением нашего круглого стола мы вовсе не закрываем эту тему».









 


© 2005-2018 Игорь и Валентина Чапковские     
© Все права защищены     
По вопросам использования материалов пишите     
в форму обратной связи > >     
     


Rambler's Top100