Семейное образование
         

Проект Игоря и Валентины Чапковских

Общение и обмен информацией родителей из разных регионов России
 
 
Rambler's Top100
 
 
 
 




Связаться с авторами
Об авторах: И.М.Чапковский.
С вопросами перепоста материалов
и по вопросам сотрудничества
или размещения рекламы
пишите в форму обратной связи




"Родители голосуют за семейное обучение"

Интервью взяла Н.Иванова

Первое сентября приводит в волнение массы детей и родителей – ведь это начало нового учебного года. В последнее время в нашей стране становится все больше людей, для которых День знаний не ассоциируется ни с покупкой школьной формы, ни с подношениями букетов учителям, ни со звонками на уроки и перемены. Причина этого – всплеск интереса к семейной форме обучения. Ее все чаще выбирают те, кто не видит для своих детей иной альтернативы сохранить счастливое детство и раскрыть заложенные в них от природы способности и таланты.

Очень важно, что новичкам семейного обучения уже не придется идти по избранному пути на ощупь, становиться первопроходцами, какими были в 1990-х годах одни из первых в нашей стране практиков семейного образования Игорь и Валентина Чапковские.

Игорю Моисеевичу Чапковскому – организатору и руководителю проекта «Семейное образование», – есть что сказать своим единомышленникам несмотря на его утверждение, что он не сторонник поздравлений с началом нового учебного года: «Ведь никто же не поздравляет друг друга с выходом после отпуска на работу, где человека ждут многочисленные трудности, – объясняет он. – Но я с удовольствием поздравляю с замечательным открытием всех взрослых, которые поняли, что никто так хорошо не обучит своих детей, как они сами. В таких сущностных вопросах жизни, как образование своих детей, главное – решимость. Пока ее нет, человек будет бесконечно путаться, топтаться на месте. Но если вы по-настоящему решились учить своего ребенка дома, у вас все получится. Готов делиться своим опытом, помогать организационно. Давайте вместе сядем в лодку, на которой нам предстоит совершить очередное, почти годовое, путешествие в страну знаний, и будем вместе радоваться тому, как наши дети растут не только физически, но и интеллектуально, развивают свою эмоциональную сферу, обогащаются новым пониманием мира. Это действительно большая радость, которая достигается серьезным, а порой жертвенным трудом родителей».

– Как, на ваш взгляд, повлияло на развитие хоумскулинга принятое московским правительством, а потом подхваченное и некоторыми другими регионами решение не выплачивать денежные компенсации родителям, которые сами занимаются обучением своих детей?

– Наше движение от этого только окрепло. Во-первых, растет его известность в обществе. Во-вторых, есть активисты, которые продолжают борьбу на правовом поле: обращаются по вопросу о восстановлении выплат компенсаций в Конституционный суд, доходят до Верховного суда, привлекают авторитетные общественные организации. Лишение компенсации за семейное образование воспринимается родителями, особенно многодетными,  как несправеливость. Общее мнение, подтвержденное не только буквой, но и духом закона, такое: кто учит, тому государство и платит.

– Как вы считаете, почему при всех очевидных трудностях, с которыми сопряжен сегодня перевод ребенка на семейную форму обучения, число сторонников хоумскулинга растет?

– Внешние обстоятельства год от года меняются, но они не принципиально влияют на выбор семейной формы обучения. Всегда, при любых обстоятельствах, ответственность за ребенка несут родители – даже когда школа утверждает, что готова взять эту ответственность на себя. Если родитель видит, что в школе ребенку плохо, тогда начинается поиск альтернативных путей. Кто-то, оценив ситуацию и собственные силы, решает взяться за обучение своих детей самостоятельно. Конечно, многие «увязают», пасуют при столкновении с юридическим нигилизмом школьных администраций, для которых весь закон заключается в утверждении: «Что начальство велит, то и сделаем». Попытки давления, абсурдные ответы на обращения – с такими вещами довольно часто приходится сталкиваться тем, кто выбирает семейное образование. Многие преодолевают эти трудности, получают хорошие результаты образования и воспитания своих детей, своим примером вдохновляют других, и на основе этих успехов возникают родительские объединения: большие и маленькие, где решаются как проблемы обучения в семье, так и противостояния, навязанного сторонникам хоумскулинга бюрократизированной образовательной системой. Подчеркну: навязанного вопреки закону, потому что закон как раз поддерживает альтернативные формы образования. Кто-то из родителей самостоятельно проходит весь путь обучения своего ребенка, кто-то присоединяется к известным и давно существующим родительским объединениям, кто-то объединяяется с своими знакомыми. В разнообразии взаимодействия между родителями видятся признаки того, что хоумскулинг – актуальное и расширяющееся движение. 

Я получаю письма, где родители подтверждают мою точку зрения. В корреспонденциях много интересных частных наблюдений, важных выводов, точных формулировок. Меня поражает глубина взгляда матерей на своих детей. Мамы особым образом видят ребенка и окружающий мир, находят решение в тех ситуациях, где никто другой найти его не может. Я прихожу в восторг каждый раз, когда читаю их письма. 

* * *

Итак, слово родителям.

Почему родители хотят перевести своего ребенка на семейное обучение

Один из наиболее полных и четких ответов на вопрос, зачем и почему она хочет перевести своего ребенка на семейное образование, дала Наталья Ш.:

«Мы против школьной «уравниловки» как в поведении, так и в мышлении. Хочется воспитать здравомыслящего человека со своей точкой зрения на происходящие события. «Насиловать» ребенка школьной системой, на наш взгляд, губительно для физического и психологического здоровья. Поэтому общеобразовательная школа – это не лучшее место для нашей дочери, рожденной и воспитанной дома. Мы хотим использовать свои законные возможности и постараться дать своей дочери более целостное и качественное образование, с сохранением любви к обучению и поддержанием естественного процесса познания. Помочь ей в освоении необходимых знаний и научить навыкам самопознания. Семейное образование дает нам возможность заниматься в индивидуальном темпе, ориентируясь на возможности и интересы нашего ребенка, при этом в психологически комфортной обстановке. Не «отрывая» ее от семьи, мы не теряем полноценного семейного общения и взаимодействия с ней, что для нас очень важно! В дополнение ко всему, у нас останется больше времени на другие занятия для воспитания разносторонней творческой личности (театральная студия, художественная гимнастика, мультипликация, настольные игры в кругу друзей и семьи)».

В отличие от предыдущего респондента, Марина Н. уже имеет опыт обучения своей дочери дома и называет его положительным:

«Второй класс мы занимались дома по договоренности с учителем, поскольку дочь очень часто болела (в первом классе ходили в школу два месяца). Школа была частная православная гимназия, программа обучения – «авторская», уроки делали без отдыха до 23.00. В третий класс пошли в общеобразовательную школу и там же закончили четвертый класс. Результат домашнего обучения был хорошим. Учитель в школе, куда мы пришли в третий класс по многим предметам говорил, что моя девочка лучше всех». Что же заставило эту семью вновь обратиться к хоумскулингу?

«Причина этого – качество образования в школе, – пишет Марина. – Из школы ребенок не приносит знаний, заниматься приходится самостоятельно. Я сама училась в советской школе и не могу принять тот факт, что она останется неучем. Мой опыт показал, что нет «нормальной» школы. Может, нам не повезло...» Примечательно, что даже такому успешному в учебе ребенку сложно вписаться в школьный коллектив. «В классе ей очень было тяжело, – пишет о дочери М.Н. – Там были дети, которые плевались, пинались, переворачивали парты, ходили по классу во время урока…»

Еще больше трудностей у детей, которые чем-то отличаются от остальных – например, таких, как 12-летняя К., которая приехала в Россию в 2006 году, ходила в логопедический детский сад, а затем пошла в школу. Она закончила 4-й класс, и ее мама Мария М. пишет: «Дочери очень сложно адаптироваться в школьном коллективе, одноклассники ее дразнят и издеваются. После многочисленных нападений одноклассников девочка стала терять сознание. В мае этого года она лежала в больнице в неврологическом отделении, врачи констатировали состояние средней тяжести. Есть все документы от заведующего отделением неврологии с направлением на домашнее обучение. Наша поликлиника отказалась дать разрешение на домашнее обучение потому, что данный диагноз с 2015 года не входит в список, предполагающий домашнее обучение».

Анна Е. хочет перевести на семейную форму обучения сразу двух своих сыновей, чтобы, как она пишет, «сохранить интерес к учебе, освободить часть времени на другие интересы детей, иметь возможность самим родителям выбирать педагогов, жить интересней». Анна объясняет, что это решение в семье приняли в основном из-за младшего сына, у него дисграфия и дефицит внимания, есть проблемы с учебой, и учительница в школе воспринимает его как отстающего. «Кроме того, в школе у старшего с 5-го класса вводятся четыре новых предмета: история, биология, обществознание, география. Мне бы не хотелось валить все в кучу, лучше постепенно разбираться, с интересом, добавляя предметы по очереди», – пишет Анна.

Ее тезка, многодетная мама Анна С., также рассказывает о том, как психологические трудности, связанные с непростым вживанием в школьную систему, привели ее ребенка к болезни: «Наша школьная история началась с того, что ребенок пошел учиться почти в 8 лет, потому что у нашей семьи годом ранее не было возможности отдать ребенка в школу. В этот первый год ребенок не смог вклинится в детский коллектив. Расстраиваясь из-за каждой мелочи, пуская слезы, заработал клеймо «сопли» и стал в последующем этаким пугалом, неким таким «заразным», что дети в шутку от него шарахались, как от чумного. На призывы прекратить слезы, отвечает, что умом понимает, но ничего с собой поделать не может… Ребенок в школе менялся кардинально, дома и с соседскими ребятами – заводила, подвижный. В школе «замороженный», страдает слух, можно к нему обращаться, услышит с пятого раза, что было в школе – не воспроизведет. Учебную программу проходим дома. Так прошел первый год. Второй учебный год начался так же. Уже с вечера при упоминании школы было визуально заметно, что ребенок напрягается, вытягиваясь в струну. Все та же «замороженность», из учебного материала не приносит ничего, все проходим дома. Иногда поражает ступор в элементарных вещах. За успеваемость переживает, когда в школе контрольные – говорит, что слышит, как колотится сердце. Переживает – впадает в ступор. Правда, в школе он из него не выходит. Расслабляется только дома. Сейчас у него слезы практически прошли, но к середине второго класса начался невроз – сначала один вид тиков, к началу апреля их было уже четыре. Гомеопатией тики сняли, но сняли частично – иногда возвращаются, но с другой частотой и не очень заметны, как ранее. Пройдя эти два года учебы и, собственно, пройдя с сыном учебную программу, я хорошо понимаю его ритм усвояемости информации, его пробелы в знаниях. Тот ступор, в который ребенок впадает, блокирует мозговую деятельность. Страх перед неудачей не дает ему возможность сосредоточиться – он может «заблудиться в трех соснах». Жизнь превратилась в гонку, а созидательная жилка была придавлена за эти годы. Все, что связано со школой, вызывает стойкую блокировку. Пытливый ум, который наблюдался у мальчика до школы, теперь уже не пытливый, что-то потухло. Хотя я вижу, как загораются глаза, когда мы разбираем что-то помимо школьной программы. Я надеюсь, что смогу поддержать эту заинтересованность, эту искорку. Может быть, это страусиная попытка сбежать от проблем совладания с собой и общения с коллективом. Но нам кажется, что физическое состояние ребенка кричит о том, что он не справляется с этой ситуацией, и наша задача – вытащить его из этой среды».

Наталья К., как и Анна С., надеется, что с переходом на хумскулинг ее сын, шестиклассник, изменит свое отношение к учебе: перестанет воспринимать учебу как покушение на его личность, заинтересуется какими-то предметами, получит более фундаментальные знания. «Ребенок проводит в школе много времени и тратит много сил, – пишет она. – Хотелось бы, чтобы это время тратилось продуктивно, не на сопротивление и негатив, а на развитие». Высказывает Наталья и еще одну очень важную мысль: «Мы надеемся, что ребенок станет не объектом приложения усилий учителей, а субъектом получения знаний. Сможет самостоятельно учиться, а значит, лучше узнает себя, поймет, что его интересует, и определится с будущей сферой деятельности».

Мария Д. уверяет, что первая причина, которая подвигла ее задуматься о семейном образовании – чувство личной ответственности за то, как ее дочь научится соображать. Немаловажное значение имело и желание сохранить ритм жизни семьи, в которой есть еще двое младших детей. «У нас много общения, совместных дел, помощи друг другу, – пишет Мария. – Все перекраивать под школьный режим не хочется. Кроме того, хочется, чтобы все, что она знает и умеет, было усвоено без всякого принуждения дома (в сад и на занятия она не ходила), т.к. я всегда знала, как разжечь ее интерес. Дальше, мы полагаем, что физическое здоровье при занятиях дома будет крепче, в том числе, потому что дома доступно больше, чем в школе, способов снятия усталости, напряжения. Очень важный момент – девочки очень любят друг друга, когда старшая занимается, средняя с пониманием относится к этому и тоже просит занятий, т. е. перед глазами положительный пример».

Ксения Н., по-своему излагая часто встречающуюся у других родителей мысль о неэффективности классно-урочной системы, добавляет к этому еще одно очень существенное соображение в пользу выбора семейного обучения: «Хочется, чтобы ребенок видел вокруг себя интересных взрослых – ярких, увлеченных, сильных, способных вести за собой – УЧИТЬ! Много ли таких в наших общеобразовательных школах? Единицы… Обучение – это передача знаний, навыков «через человека». К сожалению, я не нашла такого человека в соседних школах. Зато есть замечательный тренер в секции по хоккею, куда ходит сын, и прекрасный педагог в театральной студии. Не хотелось бы лишать ребенка общения с этими взрослыми, а с посещением школы, думаю, времени на это уже не останется».

Лариса Д. также присоединяется к ранее высказанным мнениям. Среди прочего она пишет: «Мне не нравится идея того, что чужие люди учат моих детей и проводят с ними большую часть их детства. Хочется напитать их семейным духом. Поэтому мы хотим дать нашим детям образование в семье; самим отделять важное от второстепенного, заниматься в том ритме, который наиболее подходит именно нашим детям, шагать с ними вместе к познанию устройства мира, быть рядом, поддерживать и наставлять».

Список причин, по которым сегодня россияне обращаются к хоумскулингу, был бы неполным без упоминания еще одной. Речь – о проблемах обучения творческих, щедро одаренных детей. Для примера – выдержки из истории, рассказанной Еленой Т., дочь которой окончила третий класс в престижной школе: «Училась на отлично, никаких особых “видимых” проблем. Но проблемы есть, и существенные. Они касаются конфликта талантливой личности и типовой усредненной системы обучения. Девочка – одаренный художник, пишет стихи и небольшие повести. Сама их иллюстрирует. Я, как профессиональный художник и преподаватель, обучаю ее с самого раннего детства по собственной системе, построенной на развитии зрительно-образного потенциала и чувственного восприятия. Дочь видит тонкие и глубокие стороны мира, они ее очень интересуют. Она быстро схватывает новые знания, хочет эффективного продвижения вперед. Школьная рутина занимала все время, и она не успевала читать, писать и рисовать. А для нее это очень важно. В итоге, невроз и бесконечные болезни. Семейное обучение видится мне самым подходящим для дочери способом получения образования!»

Как видим, у всех, кто принимает решение учить своих детей дома, есть для этого достаточно веские основания. Однако необходимо еще понять следующее...

Справятся ли родители с обучением ребенка

Некоторые из обратившихся на сайт проекта «Семейное образование» до конца не уверены в своих силах. Среди высказываний родителей есть, например, такие: «Конечно же, есть тревоги по поводу организованности учебного процесса в домашних условиях – маленькие детки, брат школьник, территориальная удаленность, усложнение материала – как все можно успеть и совместить», – пишет Анна С.

Наталья К. и вовсе пока еще не приняла окончательное решение: «У меня есть сомнения, подойдет ли формат семейного обучения для нашего ребенка. Дело в том, что сын не воспринимает меня, как учителя, и точно так же сопротивляется моим попыткам что-то объяснить ему, как и требованиям школьных учителей. Семейное обучение предполагает, как я понимаю, активную роль родителя, особенно на начальном этапе. Не знаю, сработает ли это для нас».

Другое дело – когда у родителей уже есть опыт семейного обучения или они сами по профессии педагоги, как Наталья Ш., которая рассказывает: «Я имею высшее психолого-педагогическое образование. Есть опыт работы с детьми дошкольного возраста. У супруга высшее художественное образование. Думаю, что свою единственную дочь мы знаем лучше, чем кто-то другой, и подберем способы подачи информации. Пока мы переживаем из-за отсутствия лично у нас такой практики. Но в полной мере понимаем свою ответственность, и, основываясь, на опыте своих друзей, нам кажется, что с программой начальной школы мы справимся».

В целом большинство взрослых, выбирающих для своих детей семейное образование, уверены, что смогут правильно организовать обучение.

«Надеемся, что справимся. Ведь именно мы знаем, что лучше всего для наших детей», – пишет Лариса Д.

«Серьезных сомнений по поводу того, что я как мама не справлюсь с обучением ребенка, у меня нет. Может быть, в старших классах понадобится помощь репетиторов – мы готовы к этому», – отмечает Марина Н.

«Мы привыкли, что за здоровье, образование и жизнь нашей семьи мы сами несем ответственность (а не государство, поликлиника, детский сад, школа, начальник на работе и т. д.)», – утверждает Ксения Н.

Таких ответственных родителей, как Ксения, сегодня становится все больше. Причем, что важно, это как раз тот случай, когда количество может и должно перейти в качество. По всей видимости, наиболее актуальное направление развития хоумскулинга и путей повышения качества семейного образования – создание больших и малых родительских объединений, основанных на принципах взаимопомощи. Об одной такой небольшой, но весьма перспективной «ячейке» рассказывает Анна Е.: «Мы объединяемся в три семьи, поэтому у нас три мамы в наличии. Учебу мы планируем в первой половине дня, до обеда. Какая-то из мам занимается малышами дошкольниками, их четверо. Оставшиеся две учат школьников».

 

Какая же помощь необходима родителям, решившим забрать ребенка из школы?

Вот несколько показательных родительских ответов.

Наталья Ш.: «Опираясь на опыт предшественников, хотелось бы избежать личного поиска и взаимодействия со школой, избежать нападок со стороны школы. Нам нужны советы по оформлению документации, реальные встречи друг с другом, поддержка и общение, помощь в организации учебного процесса, организация аттестации вне школы».

Марина Н.: «Нужна помощь в оформлении в школу г. Москвы для промежуточной аттестации».

Мария М.: «Мне необходимо понять, по какой схеме происходит обучение в 5-м классе, обязательно нужен внешний контроль».

Анна Е.: «Помощь нам нужна, чтобы самим не вникать в юридические тонкости семейного образования».

Лариса Д.: «Надеемся, на помощь в выборе основных направлений обучения со стороны более опытных родителей».

Мария Д.: «Почему мы бы хотели обратиться к консультантам по семейному образованию, несмотря на то, что все необходимые знания мы планируем дать ей сами? В первую очередь, ради того чтобы видеть, слышать взрослых людей (консультантов, ранее учивших своих детей дома), увлеченных своим делом, взаимодействовать с ними. Пока у девочки авторитета вне семьи только два – тренер по дзюдо и преподавательница по Воспитанию искусством. И это очень важные люди в ее жизни».

Ксения Н.: «Я плохо знакома с организационными моментами семейного обучения. В соседнюю школу написали заявления, но директор и завуч до сих пор не могут прийти к единому мнению, что дальше нам следует делать. Один требует медкарту (хотя я много раз ссылалась на незаконность такого требования), другой говорит, что мы обязаны явиться 1 сентября на линейку, и так далее. Я не сомневаюсь, что смогу решить эти вопросы, но чувствую, что процесс, в котором обе стороны не знают своих прав и обязанностей, будет сложным. Хотелось бы помощи консультантов в оформлении и прикреплении к школе при наименьшем взаимодействии с этой организацией. Кроме того, не хочется находиться в вакууме. Мама и папа могут много не замечать и упускать в развитии своих детей. Поэтому была бы рада консультативной помощи и объективному взгляду со стороны человека, которому доверяешь».

А ярче всего объяснила потребность во взаимодействии с консультантами Анна С., чьим словами и хотелось бы завершить сегодняшний обзор: «Мы ждем от от консультантов по семейному образованию, конечно же, направления, в котором нам нужно идти. Не являясь педагогом, не зная требований, я не смогу чувствовать себя уверенно. Я отдаю себе отчет, что наше общество, власть имущие по сути отторгают такую форму образования. Это как плыть против течения, а в одиночку плыть трудно».

29 августа 2015 г.

Интервью у И.М. Чапковского взяла  и предоставленный материал подготовила Нина Иванова,

наш специальный корреспондент









 


© 2005-2019 Игорь и Валентина Чапковские     
© Все права защищены     
По вопросам использования материалов пишите     
в форму обратной связи > >     
     


Rambler's Top100