Семейное образование
         

Проект Игоря и Валентины Чапковских

Общение и обмен информацией родителей из разных регионов России
 
 
Rambler's Top100
 
 
 
 




Связаться с авторами
Об авторах: И.М.Чапковский.
С вопросами перепоста материалов
и по вопросам сотрудничества
или размещения рекламы
пишите в форму обратной связи




Семейное образование: разные страны – разные подходы

Нина Иванова, наш специальный корреспондент

Семейное образование — важный культурный и социальный процесс. Он связан с возвращением семье прав на обучение и воспитание собственных детей, то есть ее основных функций, которые само же государство признало важнейшими и возложило на родителей ответственность за них. Право родителей выбирать вид образования для своих детей предусмотрено Всеобщей декларацией прав человека. 

Если обратиться к зарубежному опыту, то можно заметить, что даже в государствах с хорошо развитой системой образовательных учреждений немалой популярностью пользуется обучение в семье. На законных основаниях оно существует во многих странах. При этом степень свободы у семьи, обучающей детей дома, может быть разной.

Вокруг света

Как именно устроено семейное образование за рубежом? Насколько конкурентоспособны молодые люди, получившие такое образование, при поступлении в вузы или при выходе на открытый рынок труда? Ответы на эти вопросы интересуют российских читателей и с точки зрения чужого полезного опыта, и как практическая перспектива для тех семей, которые активно путешествуют по миру. Между тем, в русскоязычном интернете информации на эту тему мало.

Например, участники проекта babyblog.ru делятся сведениями о том, что в Европе семейное образование распространено в Австрии, Великобритании, Венгрии, Италии, Норвегии, Польше, Словакии, Словении, Финляндии, Франции, Чехии. Впрочем, эксперт проекта не уточняет, в каких из стран такая форма обучения успешно развивается, а в каких она просто не запрещена законом.

Сайт Аlgorithmastar.com упоминает следующие подробности: «Во Франции разрешено домашнее образование детей от 6 до 16 лет. Для этого необходимо встать на учет в городской администрации и в системе департаментов по надзору над образованием. Каждые два года местные власти проверяют социальный уровень семьи и ее способность обеспечить домашнее образование без ущерба для здоровья ребенка. По итогам обучения, в возрасте 16 лет, необходимо подтвердить владение семью «компетенциями»: французским языком, математикой, иностранным языком, историей, информатикой, социальными и гражданским компетенциями, показать инициативность и самостоятельность».

Тот же источник пишет и про семейное образование в Чехии: «Чехия совсем недавно встала на путь легализации домашнего обучения. В 1998 году стартовал первый эксперимент, в ходе которого разрешалось домашнее обучение в первые пять лет школы. С 2004 года оно было узаконено и внесено в Образовательный Акт. В настоящее время продолжается эксперимент с домашним обучением детей до 9-го класса. Таким образом, к старшим классам все ученики оказываются в школе, и вузы ведут прием на основе школьных дипломов».

Сайт для современных родителей Family.Booknik добавляет, что институт семейного образования максимально упрощен в Ирландии: для аттестации родители должны предъявлять своего ребенка в муниципальную школу раз в два года (по проверенным сведениям интернет-портала www.familyeducation.ru, ирландские чиновники приходят с проверками домой к хоумскулерам два раза за весь период обучения до 9 класса).

А про homeschooling в Великобритании на том же сайте говорится, что жители этой страны при оформлении документа на семейное образование должны предоставить в школу ежедневное почасовое расписание и регулярно его обновлять. Если вдруг нагрянувший инспектор в нужный день и час не застанет ребенка за занятиями, у родителя могут возникнуть проблемы.

При этом все русскоязычные авторы обзорных материалов о семейном образовании в разных странах мира соглашаются с тем, что оно наиболее распространено в США, где имеются давние традиции в этой области. В настоящее время в некоторых штатах обучавшиеся дома обязаны сдать экзамен по стандартам для частных школ. В других, к примеру, во Флориде, они могут вовсе не иметь официального документа от школы, однако колледжи и университеты штата обязаны принимать их на равных условиях.

К сожалению, при описании подробностей порядка организации семейного образования в той или иной стране многие авторы расходятся во мнениях, противоречат друг другу в цифрах и фактах. Поэтому мы рады тому, что сегодня у нас имеется возможность предоставить вам информацию «из первых рук», опубликовав рассказ о личном опыте одной мамы, которая просила не называть ее фамилию.

От первого лица

- Я гражданка РФ, замужем за европейцем, и у нас двое сыновей: 16-ти и 14-ти лет. Мысль о том, что своих детей я буду учить сама, у меня возникла давно. Муж часто рассказывал, как из-за своего увлечения наукой и некоторых особенностей характера он во время учебы в школе стал мишенью для жестокой травли со стороны сверстников. Старший сын рос очень похожим на него, и мне не хотелось подвергать его тем же опасностям.

Кроме того, в четырехлетнем возрасте мальчик стал проявлять большую заинтересованность и способности к классической музыке. Я начала учить его музыке у частного педагога, а через какое-то время отвезла на консультацию в одну уважаемую музыкальную школу, в которой мне сказали: «Вы можете ехать в Лондон, Нью-Йорк, Москву и Париж, но в нашей маленькой стране ребенка с такими способностями учить некому». Тогда мы решили наездами жить в Москве, чтобы сын мог заниматься с хорошим педагогом. Такой режим жизни так же предопределял тот факт, что в обычной общеобразовательной школе мальчику места нет.

Я выяснила, что в стране пребывания семьи официально разрешено семейное образование. Для этого нужно зарегистрировать ребенка в государственном департаменте, заявить, что ты воспитываешь его на семейном образовании, и через какое-то время к тебе придет инспектор, который посмотрит, что и как ты делаешь. Однако никакого реального контроля, никаких промежуточных аттестаций с вас не потребуют: делайте, что хотите, главное – делайте хоть что-то.

Так мы начали заниматься по всем общеобразовательным предметам дома самостоятельно, взяв за основу программу государственных школ. Я покупала учебники и занималась со старшим сыном, а через какое-то время – и с младшим тоже. Поскольку и у меня, и у мужа высшее образование, то никакие школьные предметы, включая физику и химию, для нас трудности не представляют, так что все шло очень успешно.

Мы были уверены, что раз в стране разрешено семейное образование, то детям будет предоставлена возможность наравне со всеми поступить в институт. Однако оказалось, что это не так. Во-первых, не предусмотрено никакого официального пути, позволяющего сдать экзамены о среднем образовании. Считается, что родители должны договориться с директором любой школы, и он, в свою очередь, подаст заявление в департамент образования о том, чтобы ребенок-хоумскулер был допущен к экзаменам вместе с выпускниками этого учебного заведения. Но фактически у директора нет никакой мотивации, чтобы заниматься этим, а у родителей нет никакого способа на него повлиять.

Отдельных образовательных центров для хоумскулеров, чтобы они могли сдавать экзамены, тоже нет. Мы нашли центры, предназначенные для детей с проблемами – тех, которые были исключены из школы или покинули ее по собственной инициативе (так называемых school dropouts). Договорились с одним из центров, а на всякий случай – и со вторым, что старший сын сможет сдать там экзамены за 11-й класс, а младший – за 9-й. Кроме обязательных экзаменов, предстоял еще и экзамен по выбору. Поскольку ребята делают успехи в музыке, мы решили, что в качестве экзамена по выбору они будут сдавать именно ее.

Готовиться к предстоящим испытаниям мальчики начали с сентября 2014 года, и подошли к этой задаче очень серьезно. Например, занимались английским языком с одним из лучших местных репетиторов, который подготовил немало медалистов и, кроме того, работает редактором в двух крупных издательствах. О способностях и уровне знаний моих сыновей он отзывался очень высоко и уверял, что мы можем рассчитывать на высшие экзаменационные баллы. По поводу математики тоже сомнений не было. Для иллюстрации уровня знаний достаточно сказать, что старший сын в свой 12-й день рождения проводил время с отцом, решая серию уравнений Фурье…

И вот в апреле ребята должны были пройти первое испытание -  практическую часть экзамена по музыке. Однако, как выяснилось, накануне образовательный центр получил из департамента образования письмо о том, что моим детям не разрешается сдавать экзамены, потому что они не проходят по возрасту. С точки зрения местных чиновников, выпускники должны быть, как минимум, на год старше. Для нас задержка была крайне нежелательной, поскольку старший сын получил приглашение из Америки на бесплатное обучение по музыке и стипендию в вузе. Тогда мы обратились во второй центр, с которым у нас была предварительная договоренность, и там нас обнадежили, что никаких обстоятельств, препятствующих сдаче экзаменов, нет. Как потом выяснилось, чиновники все же поставили ограничение по возрасту, но сделали это менее оперативно...

В день экзамена сначала старший сын продемонстрировал свое исполнительское мастерство, а во второй половине дня должен был играть младший. И в тот момент, когда он, взволнованный, нарядный, с музыкальным инструментом в руках, сидел в ожидании своего выступления, в образовательный центр позвонили из департамента и сообщили, что мальчику запрещено сдавать экзамены за девятый класс. Его не пустили на экзамен. С точки зрения западной культуры это грубейшее нарушение прав ребенка и страшный эмоциональный стресс. Сын сказал: «Я готовился целый год и теперь не понимаю, зачем я это делал. Больше в этой стране экзамены я сдавать не буду!». В результате мне пришлось в течение двух месяцев приводить его в чувство. А самое обидное, что подавать заявление на альтернативные экзамены в другой стране, в том числе и в России, в апреле было уже поздно.

Тем временем, юный возраст старшего сына чиновники от образования «прошляпили», обнаружили этот факт уже после того, как он сдал практический экзамен по музыке, получив за него высший балл. Выкинуть мальчика с середины экзаменов было как-то совсем уж неудобно, и ему позволили их сдать. Дело было в июне, юноша сдавал девять экзаменов. Местная система образования разрешает проводить по два трехчасовых выпускных экзамена в течение одного дня. На мой взгляд, такого быть не должно, но сын справился. Однако по всем экзаменам ему поставили тройки с минусом, включая любимую математику, старательно подготовленный английский и теоретический экзамен по музыке – при том, что в Центральной музыкальной школе в Москве его знания в этой области были оценены на пять.

В августе, когда я получила на руки официальные результаты, мне захотелось посмотреть, за какие же ошибки были снижены оценки. Местные власти разрешают всего лишь один раз в конкретный день, в начале сентября, в течение двух часов посмотреть свои экзаменационные работы, и при этом их запрещено копировать. Если учесть, что одна работа по английскому языку может состоять из полутора десятка страниц письменного текста, то становится очевидным: при таких условиях успеть составить обоснованную апелляцию нереально. Зато мне удалось тайно сфотографировать экзаменационные листы сына и показать их независимым экспертам, которые подтвердили то, что было и так видно: невозможно определить, за что именно была поставлена тройка. Никаких комментариев, никаких подчеркнутых или исправленных ошибок там нет – просто выставлен балл.

В полном недоумении я обратилась в местную ассоциацию хоумскулеров, чтобы попытаться выяснить, в чем же дело. А там мой рассказ никого не удивил: оказывается, занижение оценок тем, кто учился в семье – обычное дело. Я узнала, что здесь, как правило, хоумскулеры вообще не получают официальный документ о среднем образовании. Просто ждут до 23-х лет, после чего можно поступать в колледж по результатам собеседования, а не по школьному аттестату.

Впрочем, желающие поступить раньше могут сдать экзамены за среднюю школу, например, в Великобритании. К сожалению, и там распространена практика занижения экзаменационных оценок хоумскулерам. При этом посмотреть свою проверенную экзаменационную работу им вообще не разрешается.

Тем не менее, мой младший сын мечтает поступить в колледж именно в Англии, поэтому мы начали искать для него возможность «вписаться» в британскую образовательную систему и записали его на подготовку к экзамену, который называется IGCSE (International General Certificate of Secondary Education). Сдача этого экзамена отделена от обучения, но принимают его либо непосредственно в Великобритании, либо в тех странах, где работает Британский совет. Россия не входит в это число, но многие россияне сдавали IGCSE, например, в Прибалтике. Я разговаривала с теми, кто уже имеет такой опыт, и одна девушка дала очень точное определение, сказав, что этот экзамен – просто memory test, то есть проверка того, что человек способен запомнить. Единственное, что нужно сделать при подготовке – вызубрить учебник и научиться держать в голове набор неких, не всегда связанных между собой, фактов. Никакая оригинальность, никакое творчество не приветствуется, из-за чего очень тяжело приходится детям способным, думающим.

Совершенно другой подход к аттестации за среднюю школу практикуется в США. Там выяснили, что хорошие оценки в школьном аттестате не имеют никакой связи с тем, насколько успешно человек будет учиться в вузе. Поэтому американцы придумали так называемый SAT-Test (Сholastic Assessment Test, то есть «Академический оценочный тест»). С его помощью проверяется способность человека мыслить, находить решения задач, которые видишь в первый раз, делать правильные выводы в малознакомой ситуации. Успешно сдав SAT-Test и предъявив хоть какой-то аттестат о среднем образовании, абитуриент может рассчитывать на поступление. Причем аттестат может быть выдан не только школой, но и родителем, который осуществлял семейное образование. Этот документ называется Homeschool Transcript. На каждый образовательный предмет предоставляются специальные формы, которые родители хоумскулера должны заполнить, указав, что именно изучал ученик, в какое время и по каким материалам. Причем не имеет никакого значения, является ли абитуриент, получивший семейное образование, гражданином США.

Почему же существует такая разница в британском и американском подходах к аттестации хоумскулеров? Не надо забывать, что аттестация – это часть борьбы за доступ к бюджетным местам в высших учебных заведениях. В Великобритании хорошие оценки в аттестате дают право поступить в престижный колледж, а впоследствии – получить престижную высокооплачиваемую работу. То есть, британская образовательная система построена на поддержании существующей элиты в существующих границах. Она нацелена на то, чтобы нужные люди из престижных школ продолжали пополнять собой ряды избранных, которые могли бы, как и их родители, в будущем, предъявив диплом престижного университета, иметь высокие доходы.

Британскую систему образования я бы сравнила с неким лабиринтом, который невозможно пройти, если не купишь его карту. А в данном случае «продавцами карт» выступают школьные учителя. Американская система нацелена на другое: на поиск и обучение людей, способных осуществлять прогрессивные инновации. Американские вузы стремятся набрать студентов, талантливых в своей сфере, и готовы закрыть глаза на любые другие детали. Видя успехи, которых Америка добивается в разных сферах экономики, науки, искусства, нельзя не признать эффективности такого подхода.

Комментарий эксперта

По мнению руководителя Ассоциации родителей «Свободное развитие», автора интернет-проекта www.familyeducation.ru Игоря Чапковского, невозможно не восхититься обстоятельным подходом героини интервью к изучению образовательных систем разных стран, ее наблюдательностью и решительностью.

- Она оказалась способной детально проанализировать действительность, сделать практические выводы и сравнить системы образования в разных государствах, что в моем опыте встречается впервые, - говорит И.М. Чапковский. И я в очередной раз восхищаюсь тем, что для себя называю гениальным материнством, то есть тем, как женщины ищут лучшие пути для того, чтобы их дети стали взрослыми.

- Игорь Моисеевич, приходилось ли вам слышать от других родителей отзывы об их практическом опыте обучения детей в других странах? Если да, то что вам запомнилось из этих рассказов?

- Мне приходилось слышать довольно много отзывов от родителей, которые давали детям среднее образование в форме семейного обучения, а затем выстраивали для них дальнейший образовательный маршрут за рубежом. Преимущественно это положительные отзывы, но были и отрицательные, вызванные теми или иными ограничениями, с которыми им пришлось  столкнуться.

Однако надо уточнить, что ко мне информация поступала в основном от весьма специфического круга родителей. Это хорошо обеспеченные российские граждане, которые заранее выбирали образовательные учреждения для своих детей, исходя из своих материальных возможностей и полагаясь на принцип: «чем дороже – тем лучше». Чаще всего они традиционно делали свой выбор в пользу продолжения обучения в Великобритании, в солидных английских колледжах.  Однако деньги – не единственный ключ к качественному зарубежному образованию. В приведенном выше интервью первоначальный посыл был совсем другой, и я думаю, что опыт этой мамы будет полезен родителям детей, проявивших повышенные академические способности или творческие таланты в тех или иных областях.

Я надеюсь, что мы еще продолжим разговор о том, как выпускникам-хоумскулерам получить высшее образование за рубежом при условии, что финансовые возможности семьи ограничены. Потому что остался ряд существенных аспектов, которые здесь не были затронуты. Например, как учесть и использовать тот факт, что во многих европейских странах обучение в вузах на государственном языке обходится практически бесплатно, в то время как обучение на английском в тех же вузах стоит недешево. Но это уже – тема для следующей статьи.

Кроме того, в интервью недостаточно четко прозвучало, что в некоторых странах вообще не существует документа, аналогичного нашему аттестату за 11 класс. Нужно обратить особое внимание на изменение условий поступления в средние специальные и высшие учебные заведения в разных странах. До начала 90-х годов прошлого века условия иностранных государствах были такими, как сейчас в РФ. Требовался, во-первых, аттестат за последнюю ступень школы и, во-вторых, сертификаты  (подобные нашим результатам ЕГЭ) по профильным дисциплинам вуза. Сертификаты были необходимы для участия в конкурсе для поступления и содержали оценки по стобальной шкале. Продолжение учебы в иностранном учебном заведении еще требовало сдачи экзамена по языку обучения. Такой порядок сохранился в ряде стран, но появились и новые варианты. Как сообщает мама в своем интервью, в стране пребывания ее семьи  аттестат по окончанию школы, такой как наш за 11 класс, можно не получать, а учебу в колледже можно продолжить после 23 лет без предъявления документов о предшествующем образовании. В Англии для продолжения учебы после школы достаточно сертификатов по профилирующим предметам, а в США возможны разные варианты поступления: выше перечисленные, а также сдача SAT-Test, проверяющего общую способность человека к обучению в университете. Разнообразие условий необходимо учитывать при планировании образовательного маршрута.

Еще один факт, подтвержденный многочисленными примерами, состоит в том, что российским выпускникам значительно легче продолжить высшее образование за рубежом, если сначала они поступят и один-два года проучатся в российском вузе или получат диплом бакалавра. 

- Есть множество примеров того, что российские хоумскулеры успешно конкурируют с выпускниками школ и гимназий при поступлении в институты в своей стране. А могут ли они составить конкуренцию другим абитуриентам за границей? Или – ученикам в зарубежных школах, если в другую страну приезжает учиться ребенок школьного возраста? Уровня подготовки для этого хватает?

- Да, безусловно. Мне много раз приходилось слышать о том, что в зарубежных школах – в первую очередь, в той же Великобритании –  наши хоумскулеры оказывались на хорошем счету. И при поступлении тоже, по словам родителей, все поражаются высоким уровнем подготовки таких детей. И так было абсолютно во всех случаях, о которых мне известно. Даже когда речь шла не о самом прилежном, на мой взгляд, выпускнике.

- Если хоумскулеры демонстрируют такой высокий уровень знаний, то почему же тогда семейное образование не везде развивается одинаково успешно, а в некоторых странах оно вообще запрещено?

- Действительно, в разных странах к семейному образованию относятся по-разному. Например, в Италии хоумскулеры находятся примерно в таком же положении, как у нас в России: законом семейное образование разрешено, но как явление социального сознания оно еще не устоялось. Похожее положение в Польше: там привержены хоумскулинга появились относительно недавно.

Могу назвать три страны, в которых правительство ведет борьбу с семейным образованием. Самая известная из них – это Германия, где есть понятие «школьной фобии». Затем – Швеция, где принято постановление о том, что семейное образование противоречит конституции и ограничивает права детей. И Испания, где есть решение верховного суда о том, что семейное образование лишает детей возможностей социализации.

Запреты и притеснения семейного образования, на мой взгляд, напрямую связаны с желанием государства сохранить контроль над сознанием подрастающего поколения. Достаточно сказать, что в Германии этот запрет был введен в годы гитлеровского режима.

Наоборот, наиболее развит хоумскулинг, как уже было сказано, в США, где свобода личности и права человека провозглашаются как одни из самых главных ценностей. Уже в середине 1980-х годов, когда семейное образование только началось, в Америке были созданы центры по его поддержке, куда родители могли приехать в выходные дни, чтобы получить там необходимые консультации и пакет учебников. Впоследствии был организован Институт семейного образования, занимающийся всесторонним изучением этого социального явления.

- Можно ли сформулировать какую-то наиболее актуальную, общую для большинства стран мира тенденцию развития семейного образования и отношения к нему?

- Свою точку зрения я уже высказывал неоднократно – классно-урочная система, возникшая как ответ на вызов индустриальной эпохи, свою миссию выполнила. В постиндустриальной эпохе родители, остро чувствующие вызовы времени, стали учить детей сами. Их опыт распространился по миру. Инициативы частных людей, а не экономика или политика, сформировали международное социальное явление всего за несколько десятилетий. Семейное образование – не замена массовой школе, оно – великое благо для тех, кто чувствует будущее, которое принадлежит нашим детям.









 


© 2005-2019 Игорь и Валентина Чапковские     
© Все права защищены     
По вопросам использования материалов пишите     
в форму обратной связи > >     
     


Rambler's Top100