Семейное образование
         

Проект Игоря и Валентины Чапковских

Общение и обмен информацией родителей из разных регионов России
 
 
Rambler's Top100
 
 
 
 




Связаться с авторами
Об авторах: И.М.Чапковский.
С вопросами перепоста материалов
и по вопросам сотрудничества
или размещения рекламы
пишите в форму обратной связи




За отношение к ребёнку как к человеку пришлось бороться

Елена и Владимир Х.

История такова: у нас двое маленьких детей. Старший, Павлик, с двух лет занимался в подготовительной школе. Он уже подходил к школьному возрасту, и мы начали искать школу. Нам объяснили, что хороших школ нет, нужно идти «на педагога», причём в любое место. Это присказка, далее начинается сказка...


С музыкальной школой (она у нас во дворе) мы так и сделали, опросили всех и выбрали не инструмент (как обычно все делают), а педагога, и довольны очень.

А вот с общеобразовательной школой получилось хуже. Поскольку наш ребенок был хорошо подготовлен, желание учиться — огромное, поэтому решили выбирать из сильных школ района. Мы записались туда на тестирование у психолога. Нас было три человека, два ребёнка сильных по развитию, а один слабенький. Но при тестировании вдруг выяснилось, что слабенький вдруг легко прошёл в школу, а про сильных нам такое рассказали, что если бы просто сказали, что дураки, и то приятнее было бы. Причём там было четыре психологини, и все они так пытались подавить Павлика, что он вдруг начал тщательно зачёркивать о себе все данные (адрес, телефон). Мы потом спросили у него, зачем он это сделал, на что он ответил: «Чтобы у них не было никаких наших данных!» И когда мы вышли из кабинета, Павлик сказал, что в этой школе он не будет учиться никогда.

Далее была школа с английским уклоном, она ближе к дому, но туда, сказали, не попасть, только через подготовительные курсы, да и на курсы тоже нужно пройти серьёзный отбор. Мы решили попробовать. В том году идти в школу мы не собирались, значит, время было. В этой школе всё оказалось с точностью до наоборот, там Павлик очень понравился, и его взяли сразу, хотя у них уже были полные классы. Мы были так горды этим событием (взяли в престижную школу без денег, без связей), что даже не поинтересовались учителем, который нас будет учить. Хотя когда она нас тестировала на знания, у меня возник момент сомнения, чисто по внешним признакам, я сказала об этом мужу, он не придал этому значения, на том и успокоились…

Проблемы в школе начались с самого первого дня, не совсем у нас, а у всего класса. Первые дни учительница выводила детей из школы и на ступеньках диктовала родителям домашнее задание. Пока родители, раскрыв рты, внимали учительнице, дети в это время резвились на школьном дворе, и присмотра за ними, соответственно не было. В первый день кто-то скинул одного мальчика со школьного крыльца. Ребёнок упал с высоты двух метров на мощёный плиткой двор и в кровь разбил лоб, плюс сотрясение, кто его столкнул - никто не видел, сам ребёнок тоже не видел, потому что его толкнули сзади. Родители после этого месяц его лечили, но никаких действий больше не предприняли. На следующий день опять сзади кто-то толкнул девочку, слава Богу, уже не со ступеней, а когда они бегали во дворе, она упала и очень сильно содрала колени. Родители заволновались, пока дети без пристального присмотра, кто-то втихую их калечит. Потом дети стали приходить домой и рассказывать, что в классе есть мальчик Ваня, который жестоко избивает детей, и мальчиков, и девочек. Родители избитых подходили к маме этого мальчика, пытались уладить обстановку, на что она неизменно отвечала, что мол ничего страшного, все дети дерутся, и это нормально. Дерутся все, но не все так жестоко! Ваня не только дрался, он мог, например, прийти в класс, выбрать жертву, и раскидать содержимое портфеля жертвы по всему классу. И так каждый день. В раздевалке он скидывал одежду с крючков на пол кучей, а сверху ставил ботинки. Если кто-то давал ему сдачу, то он падал на пол и бился об пол головой или бился головой о стену и рыдал, а потом жаловался своей маме, что его побили. Тут уж мама шла разбираться с теми, кто оказался сильнее её Вани, и уж тому не здоровилось.

На первом родительском собрании (в конце сентября), учительница рассказала о всяких мелочах, особо упомянула нашего Павлика, что он её замучил тем, что ему не нужно лечить зубы (был объявлен список, кому требуется стоматологическое вмешательство; кто не хотел лечить зубы в школе, должны были принести записки, кто не принесёт, тому будут лечить; нас в списках не было, мы и не волновались, а ребёнок волновался и очень, дома мучил нас, а в школе учительницу, и ей это очень надоело). На этом собрание должно было закончиться, но тут встала одна мама и подняла вопрос о Ване. После этого родителей как прорвало: папу Вани поставили к доске, и все ему высказывали, что они думают о его ребёнке. После всего папа и учительница попросили дать ребёнку время на адаптацию - дескать, первый класс, всем трудно, а их ребёнок так вот адаптируется. Но при этом обещали обратить на него особое внимание и т.д. Уже потом, вспоминая собрание, родители удивлялись, что учитель особо выделила Павлика, который её "замучил", но никак не подняла вопрос о Ване, который замучил на тот момент уже многих. Собрание проходило незадолго до каникул, родители выпустили пар, потом каникулы, а после каникул всё потекло по-старому: драки, разбросанные испорченные вещи, угнетённые дети. Павлик приходил домой раздражённый, отыгрывался на младшей сестрёнке, а по ночам во сне плакал. Однажды пришёл со школы и сказал, что учительница назвала девочку Лизка-сосиска. Она заплакала, а дети смеялись! Я сказала, что учительница поступила неправильно, нельзя обзывать человека, а если это делает кто-то другой, нельзя смеяться над человеком.

А на следующий день она назвала Павлика Пашка-промокашка, на что он очень обиделся, я возмутилась, на что мне учительница сказала, что это не прозвище, а что она его так подбодрила, когда он устал писать на уроке. Тем не менее дети стали его так постоянно называть. Прошло время, и наш безумный Ваня замучил и учительницу, она попросила родителей написать письмо, чтобы его исключили из школы. Я написала письмо со слов детей и родителей, родители его подписали, необходимо было нести его директору, это поручили родительскому комитету, но они понесли его не директору, а нашей учительнице. Реакция была просто ужасная, учительница начала издеваться над Павликом, она кричала на него целый урок, дети были настроены против него, его начали бить, причём с ожесточением (это первый класс). Произошло это перед каникулами, и я поняла, что так дальше продолжаться не может.

После того как родители других детей фактически меня предали, я решила бороться только за своего ребёнка. Мне повезло, рядом с нами на даче живёт женщина, её сын учится в седьмом классе дома, а начал так учиться с середины 1-го класса. Я ей позвонила и подробно выяснила все нюансы семейного обучения. По телефону проконсультировалась в Департаменте образования, мне дали телефон Управления образования, я и туда позвонила. Ночью залезла в интернет, нашла по поисковику «семейное обучение», «семейное образование» и стала читать там всё, что попадалось, но читать там много чего, одно тянет за собой другое. Через три дня чтения и переговоров у меня голова пошла кругом. Мы с мужем всё обсудили и поняли, что это наш шанс. Потом я написала письмо по адресу, данному на вашем сайте www.familyeducation.ru, и Вы перед решительным броском придали мне уверенности.
В понедельник мы пошли в школу с заявлением о семейном обучении. Директор внешне воспринял всё спокойно. Мы с мужем решили никаких претензий не высказывать, объяснили всё тем, что нашему ребёнку тяжело в классе с безумным мальчиком. Поскольку в школе ещё не было случаев семейного обучения, директор пообещал всё выяснить в управлении образования. Через пару дней он сказал, что в школе нет денег и нам нужно поискать себе другую школу. Мы поняли, что с нами просто не хотят возиться, я стала звонить в управление образования, выяснять свои права и обязанности, а также в департамент образования, я ни на кого не жаловалась, я только выясняла: что нам можно и чего нельзя. Параллельно мы ходили в школу и пытались заключить договор, его вроде бы с нами заключали (не отказывались напрямую), но всё никак не подписывали, ссылаясь то на одну неточность, то на другую. После каждого похода я опять звонила в управление или в департамент, они, видимо, звонили директору школы. Так продолжалось два месяца.
У меня уже было состояние, близкое к истерии. Тогда за дело взялся мой муж и без эмоций за неделю довёл договор до подписания, правда, нас слегка придушили приложениями к договору, но договор был подписан через два месяца после заявления о семейном образовании. И на следующий день нам позвонила завуч и предложила выйти в школу в другой класс, к другой учительнице. Муж и, главное, ребёнок хотели в школу, я не стала им перечить и мы сели в класс.
Но я довольна, что мы выдержали это испытание и знаем, что это не страшно и в любой момент можем это повторить.

2007 г.









 


© 2005-2019 Игорь и Валентина Чапковские     
© Все права защищены     
По вопросам использования материалов пишите     
в форму обратной связи > >     
     


Rambler's Top100