Семейное образование
         

Проект Игоря и Валентины Чапковских

Общение и обмен информацией родителей из разных регионов России
 
 
Rambler's Top100
 
 
 
 




Связаться с авторами
Об авторах: И.М.Чапковский.
С вопросами перепоста материалов
и по вопросам сотрудничества
или размещения рекламы
пишите в форму обратной связи




Суд постановил взыскать со школы компенсацию за питание ребёнка, обучающегося по семейной форме образования

Единственное требование имущественного характера  не было удовлетворено- это требование о взыскании со школы компенсации за образование и за питание за 2010/2011учебный год. Это связано с тем, что в начале  2010/2011учебного года истец добровольно отказался от получения  « каких-либо компенсаций» в письменном виде. Требование о взыскании этих средств было добавлено истцом  уже в процессе судебного разбирательства, на всякий случай, дополнительно госпошлина при этом не оплачивалась, никаких дополнительных издержек  в связи с этим истец не понёс.

В 2011/2012 учебном году истец уже не стал отказываться от компенсаций, написал соответствующее заявление, но выплачивать  школа стала только  компенсацию за образование, про  компенсацию за питание  истец ничего не знал до 2013г., школа ничего ему об этом не сообщала. Когда истец сам узнал про то, что ребёнку положена данная социальная выплата, он обратился в школу  с заявлением с просьбой  выплатить задолженность, но получил отказ.  Вдобавок в начале 2013/2014учебного года школа отказалась исполнять заключённый с истцом договор  с прописанной суммой компенсации за образование. Договор закончил своё действие 31 декабря 2013г., тем не менее, суд  постановил взыскать  средства за питание  и образование ребёнка и за следующий месяц.  При расчётах компенсации за питание истец делил норматив на 9. Расчёты проверены судом и признаны правльными.

Школа подавать апелляцию не стала.

Судебное разбирательство длилось  5 месяцев. В качестве представителей ответчиков выступали юристы ГАУ МЦОП ( Государственное автономное учреждение « Московский центр образовательного права»), созданного при ДОгМ.  Интересы истца защищал представитель общественного движения « Семейное образование».

 

* * *

В ………….. районный суд г. Москвы

по адресу: …………………………….

 

Истец: ………………………

Адрес:…………………………

 

Ответчик: ГБОУ СОШ№…………

Адрес:…………………………….

 

Ответчик:  Департамент образования г. Москвы г. Москва,  Большая Спасская ул. д.15 стр.1

                                                                                   ДЕЛО № …………………

                                              Уточнение позиции истца.

                                                                            I

Согласно п.3.1. ст.6  Закона № 25 г. Москвы " О развитии образования в г. Москве" от 20.06.2001 N 25, родителям, осуществляющим воспитание и образование несовершеннолетнего ребенка в семье, выплачиваются денежные средства в размере затрат на образование каждого ребенка, выплаты производятся за счет средств учредителей государственных образовательных учреждений.  Согласно Распоряжению Правительства Москвы от 20 ноября 2008г. №2737-РП, право на получение компенсации за питание имеют обучающиеся  государственных образовательных учреждений г.Москвы, реализующих общеобразовательные программы, обучающиеся в форме семейного образования (п.1), Департамент образования г. Москвы обязан производить выплаты компенсации за питание (пп.3,3.1).

  Но в2010 г. при обсуждении с бывшей тогда директором школы №.. вопроса семейного образования   ребёнка, директор школы заявила истцу , что решит этот вопрос положительно только в случае если истец откажется от всех выплат.  Истцу пришлось написать такое заявление. Про то, что  ребёнку положена компенсация на питание, истец ничего не знал, и об этих выплатах руководство школы ему не сообщило. Истец полагал, что, подписывая заявление, он отказывается от компенсации на образование. В2013 г. истцу стало известно про компенсацию на питание, и про то, что написанное им  заявление об отказе от  выплат  не предусмотрено законодательством, не имеет юридической силы, является ничтожным, и что средства на  ребёнка выделялись из бюджета г. Москвы, несмотря на написанное  заявление, поскольку в Москве осуществляется нормативно-подушевое финансирование образования. Бюджетные средства на питание и образование ребёнка выделялись из бюджета, но не выплачивались истцу.

                                                                 II

В 2011г., в начале нового учебного года, истец поставил  директора школы №…  в известность, что не будет больше отказываться от компенсации. И с 2011г. ему начали выплачивать компенсацию за образование, но компенсацию за питание не выплачивали вплоть до настоящего момента, и истцу руководство школы об этой социальной выплате по-прежнему ничего не сообщало. Когда в 2013 г. истец  узнал о том, что школа также должна выплачивать его ребёнку компенсацию за питание, он обратился к  правопреемнику школы №… в результате реорганизации  с заявлением (вход.№355) с просьбой  произвести выплаты компенсации за питание за  2011-2012, 2012-2013 учебные годы. Также он обратился с заявлением (вход. № 356) с просьбой выплачивать компенсацию за питание  в текущем 2013/2014 учебном году, ( Приложение 5,6). Ответ он получил от гл.бухгалтера школы №   ФИО за подписью директора ФИО,  в котором сказано, что выплаты  будут произведены. (Приложение 7).  Но 17.01.2014г. он получил ещё один ответ директора школы №  ФИО. В  ответе указывается, что истице не положены вообще никакие выплаты, т.к : «…обучающиеся в форме семейного образования более не входят в контингент  обучающихся образовательного учреждения…» и как следствие на них не распространяет свое действие Приказ  Департамента образования г. Москвы от 30.12.2010 №2168 «Об организации питания в образовательных учреждениях, подведомственных Департаменту образования г. Москвы».( Приложение 8).  По поводу невыплат компенсации на питание за прошлые годы ответ дан не был. В ходе судебного разбирательства ответчик, Департамент образования г. Москвы, в своих возражениях ( л.д. 54) заявил о том, что истица не предоставляла сведения о наличии льгот, причитающихся в случае потери кормильца, вследствие чего было невозможно включение ребёнка в приказы с указанием списочного состава обучающихся, по которым принято решение о выплате денежного возмещения взамен горячего питания и количества дней денежной компенсации.

  Однако копия свидетельства о смерти отца ребёнка ежегодно подавалась истицей, начиная с 2010 года, и до недавнего времени документ хранился в  деле ребёнка, которое ведёт социальный педагог школы; информация о наличии льгот ежегодно заполнялась истцом в анкетах, которые раздавались для заполнения всем родителям. При поступлении в школу, в 2010г.,истец писал  заявление, в котором указал одной из причин выбора семейной формы образования то, что ребёнок пережил сильный стресс, в связи со смертью родителя. Заявления о том, что руководство школы не знало о том, что ребёнок относиться  к льготной категории  учащихся является ложью. Заявление истца при поступлении ребёнка в школу должно находиться в  школе, и нами подготовлено ходатайство о его затребовании в случае необходимости. 

       Пункт 4.1 Приказа Департамента образования г. Москвы от 30.12.2010 N 2168 обязывает образовательные учреждения ежемесячно самостоятельно без какого-либо заявительного порядка со стороны родителей вести списки  обучающихся, по которым принято решение о выплате денежного возмещения взамен горячего питания , и перечислять компенсационные выплаты на лицевые счета родителей.  Запрос с родителей информации о социальном статусе обучающихся с целью реализации мер по соблюдению прав несовершеннолетних является обязанностью социального педагога школы. Согласно "Единому квалификационному справочнику должностей руководителей, специалистов и служащих", утверждённому Приказом Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 26 августа 2010г. № 761 Н, социальный педагог "Осуществляет комплекс мероприятий по воспитанию, образованию, развитию и социальной защите личности в учреждениях, организациях и по месту жительства обучающихся (воспитанников, детей). Изучает особенности личности обучающихся (воспитанников, детей) и их микросреды, условия их жизни.  Принимает меры по социальной защите и социальной помощи, реализации прав и свобод личности обучающихся (воспитанников, детей), своевременно оказывает им социальную помощь и поддержку". Таким образом, если  руководство школы утверждает, что в течение нескольких лет не запрашивало у истицы  этой информации, речь идёт о длительном нарушении со стороны руководства школы.

Необходимо добавить, что заявления Ответчика о том, что истец якобы не подавал сведения о наличии льгот, вообще не имеют никакого смысла, поскольку компенсация на ребёнка должна была выплачиваться в любом случае, в соответствии с п.1 Распоряжения Правительства Москвы № 2737 от 20 ноября 2008г. и п.3.1  Приказа Департамента образования г. Москвы от 30.12.2010 N 2168, поскольку ребёнок обучался по семейной форме образовании. Просто при наличии льгот она должна была выплачиваться из расчёта двухразового питания, согласно п.2.4  Приказа ДОгМ № 2168.

Согласно ст. 56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказывать те обстоятельства, на которые ссылается, однако Департамент образования г. Москвы, заявляя о том, что  было невозможно включение ребёнка в приказы с указанием списочного состава обучающихся, по которым принято решение о выплате денежного возмещения взамен горячего питания, не представил в качестве доказательств эти списки.

3 июня в Савёловском районном суде рассматривалось дело по точно таким же обстоятельствам, о невыплате другой школой, №1570,средств за питание обучающемуся по семейной форме образования за 2011-2012, 2012-2013гг. Суд вынес решение удовлетворить исковые требования. (ДЕЛО № 2-2864/2014 ~ М-1848/2014 ) В суде участвовали те же самые представители от школы и Департаменте образования, что и  в данном деле, и будучи служащими  государственного учреждения «Московский центр образовательного права», они прекрасно знают, что их объяснения не просто несостоятельны, но  циничны, поскольку речь идёт о нарушении прав несовершеннолетнего.

 

                                                                   III

  На первое полугодие 2013\2014 учебного года между истцом и школой №.. был заключён договор о семейной форме образования. В результате реорганизации все права и обязанности по договору от 01.09.2013 года перешли к её правопреемнику - школе №…. Выписка ЕГРЮЛ, подтверждающая правопреемство находится в деле.

Согласно заключенному договору, истцу должна выплачиваться компенсация за обучение ребёнка в семье. Но руководство школы № …. договор не исполняет. Когда истец обратился  с жалобой в Департамент образования г. Москвы, заместитель  начальника управления организации обучения и воспитания в общем образовании Департамента образования г. Москвы Н. И Васильева ответила, что "при наличии ранее заключённого договора между образовательной организацией и родителем (законными представителями) обучающегося при организации освоения образовательных программ в сфере семейного образования договор не может быть расторгнут в одностороннем порядке, все положения договора являются обязательными для исполнения сторонами , подписавшими договор". Это письмо зам.начальника   ДОгМ находится в деле (л.д 25-26). Обязательства по Договору должны выполняться в соответствии со ст. 309 Гражданского кодекса РФ. Согласно ст. 310 Гражданского кодекса РФ, односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом.

 

                                                                   IV

 

Относительно доводов представителей Департамента образования г. Москвы о том, что  с 1 сентября 2013г., как они считают, ребёнок не входит в контингент образовательного учреждения  и на него, по их мнению,  не распространяется действие Приказа Департамента образования г. Москвы от 30.12.2010 N 2168, и поэтому ему не положены выплаты за питание, эти доводыявляются несостоятельными по следующим основаниям:                                                                                                                                   1)  Тот факт, что  ответчик до 01.09.2013 относил детей, получающих образование в семье, к контингенту образовательного учреждения, а после 01.09.2013 перестал относить к таковому, не может рассматриваться как дающий ответчику право с 1 сентября 2013г. отказывать истцу в выплате компенсации на питание.

   

2) Компенсация на питание предусмотрена Распоряжением Правительства Москвы от 20 ноября 2008г. №2737-РП " О выплате компенсации обучающимся государственных образовательных учреждений города Москвы", в п.1 которого указано, что право на получение компенсации за питание имеют обучающиеся  государственных образовательных учреждений г. Москвы, реализующих общеобразовательные программы, обучающиеся в форме семейного образования;  в  соответствии с новым действующим Законом об образовании № 273-ФЗ, дети, получающие образование в семье, как и раньше, относятся к обучающимся образовательных учреждений :

На то юридически значимое обстоятельство, что лица, обучающиеся по семейной форме образования, относятся к категории обучающихся и имеют соответствующий правовой статус, указывает п. 15 ч. 1 ст. 2 Закона, который определяет, что обучающийся – физическое лицо, осваивающее образовательную программу.

Этот вывод подтверждает и п. 2 ч. 1 ст. 33 Закона, устанавливающий, что к обучающимся в зависимости от уровня осваиваемой образовательной программы, формы обучения, режима пребывания в образовательной организации относятся учащиеся – лица, осваивающие образовательные программы начального общего, основного общего или среднего общего образования, дополнительные общеобразовательные программы.

Как видно, законодатель относит к обучающимся всех лиц, осваивающих образовательную программу, независимо от формы образования, а также места получения образования – в образовательной организации или вне её.

Этот вывод также подтверждается и п. 9 ч. 1 ст. 33 Закона, который к обучающимся относит и такую категорию обучающихся как экстерны – лица, зачисленные в организацию, осуществляющую образовательную деятельность по имеющим государственную аккредитацию образовательным программам, для прохождения промежуточной и государственной итоговой аттестации.

И экстерны, и учащиеся по семейной форме образования получают образование вне образовательной организации, но, тем не менее, обладают статусом обучающихся со всеми правовыми последствиями с учётом их особенностей.

Установленная Конституцией России государственная поддержка различных форм образования получила свою более детальную регламентацию в ч. 2 ст. 34 Закона, предусматривающей, что обучающимся предоставляются следующие меры социальной поддержки и стимулирования:

1) полное государственное обеспечение, в том числе обеспечение одеждой, обувью, жестким и мягким инвентарем, в случаях и в порядке, которые установлены федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации;

2) обеспечение питанием в случаях и в порядке, которые установлены федеральными законами, законами субъектов Российской Федерации;

7) иные меры социальной поддержки, предусмотренные нормативными правовыми актами Российской Федерации и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации, правовыми актами органов местного самоуправления, локальными нормативными актами.

Анализ данного законоположения даёт все основания полагать, что право на указанные меры поддержки имеют наравне с другими и обучающиеся в форме семейного образования, поскольку иного в Законе не указано, но не в натуральной форме, поскольку в силу специфики своей формы освоения образовательных программ (вне образовательной организации) это не представляется возможным, а в равноценном денежном эквиваленте в соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 34 Закона, который делает перечень указанных мер социальной поддержки открытым и предоставляет возможность устанавливать обучающимся иные меры социальной поддержки (в числе которых могут быть и выплаты в эквивалентном размере затрат на образование и питание обучающихся) в т.ч. и нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации на местах.

 

Что же касается утверждения ответчика о том, что ребёнок якобы не входит в контингент образовательного учреждения, необходимо отметить, что в рассматриваемом законе «Об образовании в РФ» понятие «контингент» встречается единственный раз – в ст. 97 ч. 3, посвященной мониторингу системы образования. При этом определения термина не приводится, но он использован в словосочетании – «контингент обучающихся». Поскольку дети, получающие семейное образование и проходящие аттестацию экстерном в школах, являются экстернами – и, согласно ст. 33 ч. 1 п. 9 закона – являются обучающимися, то очевидно, что они относятся к «контингенту обучающихся».

Надо добавить, что понятие контингент законом не установлено и является не правовым понятием, а статистическим.

Подмена понятия обучающиеся понятием контингент необходима была ответчикам для того, чтобы неправильно истолковать ключевую фразу «образование может быть получено вне образовательных организаций в форме семейного образования» как равносильную исключению из контингента образовательного учреждения, т.е.  – из числа обучающихся. Ст. 33 ФЗ «Об образовании в РФ» предусматривает разновидности обучающихся и каждой из них даёт законодательное определение, из которого ясно, что к обучающимся относятся также и лица, которые осваивают образовательные программы вне образовательных организаций, – учащиеся; и даже лица, которые не осваивают образовательные программы, а зачислены в образовательную организацию для прохождения в ней промежуточной или итоговой аттестации – экстерны.

Анализ данных законодательных положений прямо указывает на то, что обучающиеся в семейной форме, осваивающие образовательные программы вне образовательных организаций являются обучающимися в соответствующей образовательной организации в качестве учащихся. Они зачисляются в состав учащихся школы как это и было до введения нового ФЗ «Об образовании в РФ», который не вводил ничего нового, а только закрепил и озвучил уже имеющиеся на практике формы, которые в прежнем законе «Об образовании» хоть и подразумевались, но умалчивались.

Для тех, кто не желает осваивать образовательные программы, получать статус учащегося и пользоваться соответствующими академическими и другими правами, ФЗ «Об образовании в РФ» предусмотрел возможность пройти соответствующие аттестации и получить документы об образовании в образовательных организациях. Эти лица приобретают статус обучающихся с соответствующими правами – на период прикрепления и сдачи аттестации.

Лица, получающие образование в семейной форме, имеют право выбирать указанные разновидности, в зависимости от целей, которые они преследуют. Если они намерены в семейной форме освоить образовательные программы, то они являются учениками и зачисляются в образовательную организацию в качестве учеников на весь учебный период. Если они желают только пройти аттестацию поскорее и получить соответствующий документ, а всё остальное их не интересует, в т.ч. и права на меры социальной поддержки, то они зачисляются в образовательную организацию для сдачи аттестации, на период этой сдачи и в этот период пользуются правами экстернов.

Право выбора разновидности обучающегося (ученик или экстерн) как и форма получения образования (семейная или др.) принадлежит не директору образовательной организации и не Департаменту образования, а самому обучающемуся по семейной форме образования.  Ч. 3 ст. 34 ФЗ «Об образовании в РФ» прямо и однозначно указывает, что лица, осваивающие образовательную программу в семейной форме вправе пройти экстерном промежуточную и государственную итоговую аттестацию в образовательной организации. Вправе – а не обязаны. Следовательно, вправе пройти такую аттестацию также и не экстерном, а как учащиеся соответствующего класса согласно учебному плану.

 

 Нормативными правовыми актами г. Москвы по данному вопросу являются:

- закон г. Москвы № 25 от 20.06.2001 г. «О развитии образования в г. Москве», п. 3.1 ст. 6 которого как раз и устанавливает одну из таких мер социальной поддержки родителей, обеспечивающих образование своих детей в семейной форме – вне образовательной организации: «Родителям (законным представителям), осуществляющим воспитание и образование несовершеннолетнего ребенка в семье, выплачиваются денежные средства в размере затрат на образование каждого ребенка на соответствующем этапе образования в государственном образовательном учреждении в порядке, определяемом правовыми актами города Москвы. Выплаты производятся за счет средств учредителей государственных образовательных учреждений соответствующих типов и видов до получения ребенком среднего (полного) общего или начального профессионального образования либо до достижения им возраста, определенного законодательством Российской Федерации в качестве предельного для выплат социального пособия на детей»;

- постановление Правительства Москвы от 22 марта 2011 г. N 86-ПП, в приложении № 15 которого утверждены Нормативные затраты на оказание государственных услуг по реализации образовательных программ начального общего, основного общего, среднего общего образования в государственных образовательных организациях. Нормативные затраты по реализации образовательных программ начального общего образования утверждены данным постановлением в размере 85 тыс. руб. в год;

- распоряжение Правительства Москвы от 20.11.2008 г. № 2737-РП «О выплате компенсации обучающимся государственных образовательных учреждений г. Москвы», которым установлено право на получение компенсации за питание для лиц, обучающихся в форме семейного образования (п.1);

- приказ Департамента образования г. Москвы от 30.12.2010 г. № 2168 (с изм. от 30.12.2011 г. № 1146) При этом на руководителей образовательных учреждений г. Москвы возложена обязанность обеспечить своевременное перечисление целевых средств на питание обучающихся через отделения банков Москвы на лицевые счета родителей несовершеннолетних обучающихся, а также ежемесячное издание приказов о выплате денежного возмещения взамен горячего питания с указанием списочного состава обучающихся и количества дней денежной компенсации.

Кроме того, до 3 декабря 2013 г. действовало ещё и постановление Правительства Москвы от 25 сентября 2007 г. N 827-ПП "Об организации деятельности государственных образовательных учреждений города Москвы, реализующих общеобразовательные программы, в различных формах получения образования", которым было утверждено Положение о формах получения образования в государственных образовательных учреждениях города Москвы, реализующих общеобразовательные программы. Порядок выплаты родителям денежных средств в размере затрат на образование их детей в семейной форме регламентируется в п. 4.8 указанного Положения и по своему содержанию этот пункт полностью дублирует по сути п. 3.1. ст. 6 указанного выше Закона г. Москвы № 25 от 20.06.2001 г., а потому отмена данного Положения (постановлением Правительства Москвы от 26 ноября 2013 г. N 763-ПП "О признании утратившими силу правовых актов города Москвы") по сути ничего не изменила в порядке и размерах указанных выплат.

Как видно из контекста приведённого пункта 3.1. ст. 6 указанного выше Закона г. Москвы № 25 от 20.06.2001 г. и других указанных нормативных правовых актов г. Москвы выплата денежных средств в размере затрат на образование и компенсации за питание обучающихся – как меры государственной поддержки – носят социальный характер, поскольку адресованы детям и призваны поддержать родителей, выполняющих возложенную на них государством обязанность – важную социальную функцию по обеспечению образования населения (в лице своих детей) в объёме не ниже установленного федерального государственного образовательного стандарта. Указанные меры государственной поддержки являются по сути социальными выплатами, призванными компенсировать затраты на образование и питание, которые вынуждены нести родители, обучающие своих детей (обеспечивая их право на образование) вне государственных образовательных организаций – в форме семейного образования. Размер этих выплат примерно эквивалентен тем затратам, которые несёт государство, обеспечивая право на образование, при обучении в школе каждого ребёнка на соответствующем этапе образования.

 

Право на образование является фундаментальным и этому правовому институту Конституция России посвящает ст. 43, которая прямо устанавливает, что каждый имеет право на образование. Но что такое право на образование по смыслу конституционного закона, что оно в себя включает, каково его сущностное содержание? Конституционный смысл права человека раскрывается в ст. 2 Конституции России, которая закрепляет, что права человека являются высшей ценностью (в т.ч. и право на образование). Более того, ст. 2 прямо устанавливает, что признание, соблюдение и защита прав человека – обязанность государства.

Сущностное содержание этой обязанности раскрывается в ст. 18 Конституции России, устанавливающей, что права человека являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

Следовательно, в силу Конституции России право на образование есть ничто иное, как обязанность государства в лице законодательной и исполнительной власти обеспечить возможность человеку получить это образование. Права это юридические возможности человека, осуществление которых предполагает исполнение государственными органами соответствующих обязанностей, как  поясняет  в  своей статье «Правовой статус обучающихся в актах федерального законодательства и законах субъектов Российской Федерации», размещённой в открытом доступе на сайте Федерального центра образовательного законодательства Путило Наталья Васильевна, кандидат юридических наук; заведующий отделом социологических проблем реализации законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации, член Научно-технического совета ФГБУ « Федеральный центр образовательного законодательства».

 

Конституция России в ст. 43 как раз и регламентирует более подробно существо этой обязанности. В частности, в ч. 2 этой статьи установлено, что гарантируются общедоступность и бесплатность основного общего образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях. Принцип общедоступности и бесплатности основного общего образования, закреплённый Конституцией России является фундаментальным и незыблемым, лежит в основе всей системы образования. Для реализации этого фундаментального принципа (лежащего в основе права на образование) государство выполняет принятую на себя обязанность по обеспечению права каждого на образование – создаёт образовательные учреждения, осуществляющие образовательную деятельность в различных формах, обеспечивает финансирование этой деятельности за счет средств государственного бюджета.

В части 4 той же 43 статьи Конституции России прямо устанавливается, что основное общее образование обязательно. Родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования. Конституционный смысл данного положения состоит в возложении государством на родителей обязанности обеспечить получение их детьми обязательного основного общего образования.

Вместе с тем, возлагая на родителей указанную обязанность, Конституция России одновременно предусматривает со стороны государства адекватную этой обязанности помощь и поддержку родителей в деле обеспечения образования их детей. На это прямо указывает следующая часть 5 той же статьи 43 Конституции России, которая предусматривает, что Российская Федерация устанавливает федеральные государственные образовательные стандарты, поддерживает различные формы образования и самообразования.

Таким образом, очевидно, что конституционное право на образование включает в себя в т.ч. и обязанность государства (в лице уполномоченных органов) поддерживать различные формы образования, а значит, поддерживать и семейную форму образования.  Это прямо следует из смыслового содержания ст. 43 Конституции России, которая судом не исследовалась и при вынесении решения не учитывалась.

Из смысла указанных частей 4 и 5 ст. 43 Конституции России следует, что в Конституции закреплены взаимные обязанности государства и родителей по обеспечению освоения их детьми, гражданами России (будущими созидателями её величия и могущества), основного общего образования в объеме федерального государственного образовательного стандарта. При этом, для успешного достижения этой цели родителями государство в свою очередь принимает на себя обязательство поддерживать не одну форму образования (только в школе, т.е. в образовательном учреждении – как хотят представить ответчики), но различные формы, установленные законодательством, в т.ч. и семейную форму образования, т.е. вне школы.

Конституционный смысл рассмотренных положений ст. 43 показывает, что поддержка со стороны государства различных форм образования может проявляться как в создании государством образовательных учреждений и финансирования их деятельности, обеспечивая общедоступность и бесплатность образования тем, кто пожелает получать образование в них. Так и в ином виде – тем, кто пожелает получать образование в иных формах – вне образовательных учреждений. Конституция не раскрывает разновидности поддержки государством различных форм образования, оставляя это на усмотрение законодательных и исполнительных органов власти и не ограничивая их в этом. Однако совершенно очевидно, что эта поддержка должна быть по своему объёму и содержанию равноценна, эквивалентна (в денежном выражении) той, которую получают те обучающиеся, которые посещают школу и пользуются такой поддержкой государства, получая бесплатное образование и питание.

Другого и быть не может, поскольку в противном случае (неэквивалентной поддержки государством других форм образования) ущемлялись бы или ограничивались права на образование тех, кто в иной форме получает такое же образование (в объеме федерального государственного образовательного стандарта). Ведь Конституция России закрепляет принцип равенства прав человека (в т.ч. и на поддержку государством различных форм образования) и не допускает нарушение этого фундаментального принципа справедливого и равномерного распределения социальных благ (ведь налоги в бюджет государства платят одинаково, как те, кто учился в образовательных организациях, так и те, кто получил образование вне этих организаций, а также и родители детей платят государству одинаковые налоги, независимо от того, в какой форме получают образование их дети, а из этих налогов и оплачивается образование, обеспечивается его общедоступности и бесплатность).

 Согласно ч. 2 ст. 19 Конституции России государство гарантирует равенство прав человека независимо от имущественного и должностного положения, убеждений, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

Очевидно, что различные формы получения образования могут быть вызваны различными убеждениями, той или иной социальной, национальной, религиозной принадлежностью и  ставят обучающихся в различное социальное, должностное положение, возлагают на них различные обязанности, однако это не должно ограничивать их права на образование в объёме федерального образовательного государственного стандарта (в т.ч. и на государственную поддержку его получения в различных формах) – независимо от убеждений, социальной, национальной, религиозной или иной принадлежности, которые и обусловили выбор той или иной формы получения образования.

Таким образом, Конституция России, гарантируя право на образование, подразумевает при этом обязанность уполномоченных представителей власти обеспечить условия для реализации этого права посредством равноценной, равномерной (эквивалентно равной) поддержки различных его форм со стороны государства, основанной на конституционном принципе (ч. 2 ст. 19) равенства.

Именно за получением такой поддержки необходимой для обеспечения права на образование ребёнка в семейной форме и обратилась истица установленным порядком сначала в школу, а потом, получив отказ, в суд, поскольку  ответчики в нарушение законодательства сложили с себя возложенные на них государством обязанности (по осуществлению установленной Конституцией России и законодательством социальной поддержки образования в семейной форме) – в одностороннем порядке.

 

 В соответствии с ч. 2 ст. 4 ФЗ «Об образовании в РФ» целями правового регулирования отношений в сфере образования являются установление государственных гарантий, механизмов реализации прав и свобод человека в сфере образования, создание условий развития системы образования, защита прав и интересов участников отношений в сфере образования, а департамент образования г. Москвы, директор школы (ответчики) нацелены  на прямо противоположное – на ликвидацию государственных гарантий, механизмов реализации, условий развития, защиты прав и интересов обучающихся по установленной законодательством семейной форме образования, тем самым нарушая нормы материального права.

 В соответствии с ч. 3 ст. 4 ФЗ «Об образовании в РФ» основными задачами правового регулирования отношений в сфере образования являются:

1) обеспечение и защита конституционного права граждан Российской Федерации на образование;

2) создание правовых, экономических и финансовых условий для свободного функционирования и развития системы образования Российской Федерации;

3) создание правовых гарантий для согласования интересов участников отношений в сфере образования;

4) определение правового положения участников отношений в сфере образования.

Департамент образования г. Москвы, директор школы (ответчики) по сути, отменяют эти основные задачи при применении законодательства в части образования в семейной форме, нарушают нормы материального права.

В соответствии с ч. 4 ст. 4 ФЗ «Об образовании в РФ» нормы, регулирующие отношения в сфере образования и содержащиеся в других федеральных законах и иных нормативных правовых актах Российской Федерации, законах и иных нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации, правовых актах органов местного самоуправления, должны соответствовать этому Федеральному закону и не могут ограничивать права или снижать уровень предоставления гарантий по сравнению с гарантиями, установленными названным Федеральным законом.

Как следует из приведённой законодательной нормы законы и нормативные правовые акты субъектов РФ должны соответствовать ФЗ «Об образовании в РФ», т.е. не нарушать установленные этим законом требования. С момента издания ФЗ «Об образовании в РФ» (декабрь 2012 г.) до момента  данного судебного разбирательства прошло полтора года, но тем не менее за это продолжительное время законодательные и иные органы власти города Москвы не нашли необходимым изменять или отменять выше перечисленные  закон г. Москвы и другие нормативные правовые акты, не посчитали нужным приводить их в соответствие с  ФЗ «Об образовании в РФ», т.к. очевидно, что нормы этих актов не нарушают, а дополняют и уточняют общие для всех субъектов РФ положения этого Закона – применительно к условиям и финансовым возможностям соответствующего субъекта РФ. Только 25 июня 2014г.  Законом города Москвы N 37 « О внесении изменений в отдельные законы города Москвы» были  внесены изменения в Закон № 25 г. Москвы, при этом все нормы, касающиеся семейного образования, остались без изменений: в том числе, о выплате компенсации и о закреплении ребёнка, обучающегося по семейной форме образования,  за образовательным учреждением

 

Но и до издания ФЗ «Об образовании в РФ» – по ранее действующему закону «Об образовании» 1992 г., предусматривавшему также семейную форму образования, – не требовалось для обучающихся по этой форме получать образование в образовательной организации, обязательное посещение школьных занятий. Всем было ясно и само название на это указывает, что образование при такой форме ребёнок получает в семье, а не в школе – не в образовательной организации, а вне её.

Козырин Александр

Николаевич

 

доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой финансового права НИУ «Высшая школа экономики», член Научно-Технического совета ФГБУ « Федеральный центр образовательного права», давая комментарии  к ст.10 прежнего закон об образовании, пояснил, что образование может быть получено в образовательном учреждении, а также  вне его, в форме семейного образования, самообразования.

 

Как видно, содержание правоотношений сторон образовательного процесса в части семейной формы образования с изданием ФЗ «Об образовании в РФ» не претерпело каких-либо существенных изменений, а прописали в новом Законе более подробно некоторые известные моменты для того, чтобы исключить злоупотребления со стороны некоторых директоров школ. Последние (как известно, по устному требованию некоторых должностных лиц Департамента образования г. Москвы) пытались создать обучающимся по семейной форме и их родителям невыносимые условия, вернуть их в классы, заставляя их чуть ли не каждую неделю, а то и несколько раз в неделю посещать контрольные и др. занятия по отдельным предметам и организуя различные формы текущего контроля. После издания нового Закона с указанными формулировками была внесена ясность и защищены права детей, получающих семейное образование, от произвола чиновников от образования, ограничив для них посещение школы только промежуточной аттестацией.

В соответствии с ч. 4 ст. 4 ФЗ «Об образовании в РФ» законы и нормативные правовые акты субъектов РФ не могут ограничивать права по сравнению с гарантиями, установленными названным Федеральным законом.

Как видно, новый Закон запретил ограничивать права по сравнению с установленными вновь этим Законом. Следовательно, расширять и конкретизировать права по сравнению с новым Законом этот Закон разрешает. Но в рассматриваемом случае признанные ответчиками  неподлежащими применению нормы не снижают, а повышают уровень гарантий обучающихся по семейной форме, более детально раскрывают меры социальной поддержки образования в семейной форме со стороны государства, указанные как иные в п. 7 ч. 2 ст. 34 ФЗ «Об образовании в РФ».

 В соответствии с ч. 5 ст. 4 ФЗ «Об образовании в РФ» в случае несоответствия норм, регулирующих отношения в сфере образования и содержащихся в законах и иных нормативных правовых актах субъектов Российской Федерации нормам этого Федерального закона применяются нормы названного Федерального закона.

Данная норма материального права  нарушена ответчиками, поскольку согласно этой норме Закон требует, чтобы при выявлении указанного несоответствия норм применялась норма Закона, а не признавались неподлежащими применению нормы правовых актов субъектов РФ. При этом ст.ст. 17 и 63 ФЗ «Об образовании в РФ» (которым по мнению ответчиков, противоречат  правовые нормы г. Москвы) невозможно применить к спорным правоотношениям, потому что они не имеют отношения к предмету спора, не регулируют отношения сторон в части права на получение затрат на образование и компенсацию за питание обучающимися по семейной форме и их законными представителями, родителями.

 

В ч. 3 ст. 5 ФЗ «Об образовании в РФ» устанавливается, что в Российской Федерации гарантируются общедоступность и бесплатность в соответствии с федеральными государственными образовательными стандартами дошкольного, начального общего, основного общего и среднего общего образования, среднего профессионального образования, а также на конкурсной основе бесплатность высшего образования, если образование данного уровня гражданин получает впервые.

Как видно, Закон не связывает гарантии общедоступности и бесплатности образования с получением его в образовательной организации или вне её, предоставляя эти гарантии, наравне с другими также и обучающимся по семейной форме образования. В нарушении указанной нормы Закона ответчики лишили обучающегося по семейной форме образования ребёнка гарантий общедоступности и бесплатности образования.

Общедоступность предполагает общие, равные для всех условия доступа к образованию через общее и равное для всех (независимо от формы образования) получения соответствующих гарантий от государства, в т.ч. и в части возмещения государством затрат на образование и питание, которые несут лица обеспечивающие образование детей. К таким лицам относятся – образовательные организации (при получении образования в образовательных организациях) и родители или законные представители (при получении образования в семейной форме). Незаконно отказывая в возмещении затрат на образование и питание обучающемуся в семейной форме ответчики ликвидируют тем самым гарантированную государством общедоступность образования в семейной форме, т.к. она ложится тяжёлым бременем на бюджет семьи, для которой не всегда посильными являются такие расходы. А ведь в государственном бюджете эти средства предусмотрены на обучающихся, независимо от формы их образования. Куда же эти средства деваются, не попадая в бюджет семей, несущих расходы по обеспечению образования своих детей?

Бесплатность образования предполагает получение его за счёт государства, за счёт тех налогов, которые перечисляют граждане (в т.ч. наравне с другими – и вчерашние обучающиеся по семейной форме, и их родители) в государственный бюджет, а не за счёт родителей детей, обучающихся по семейной форме, как пытаются представить некоторые представители Департамента образования г. Москвы и директор школы (ответчики). Гарантируемая государством бесплатность образования в объёме установленного государством стандарта (т.е. некоего образовательного минимума) обозначает обязанность государства по возмещению соответствующих затрат (в объёме установленного государством норм – нормативных затрат) тем организациям общества, которые несут на себе эти затраты на образование. К таким организациям общества Закон наряду с образовательными организациями причисляет семью, устанавливая семейную форму образования и доверяя семье обеспечить образование своих детей в объёме не ниже этого стандарта. По смыслу закона семья наравне с образовательной организацией вправе пользоваться этими государственными гарантиями бесплатного образования, получая из бюджета наравне со школами денежные средства в размере затрат на образование и питание (своих детей, получающих образование в семейной форме), т.е. в размере соответствующих нормативных затрат, установленных нормативными правовыми актами и заложенных в соответствующих государственных бюджетах.

 

По сути, ребёнка, обучающегося в семейной форме, грабят, т.е. открыто похищают адресованные ему государством в качестве социальной поддержки и заложенные в бюджете денежные средства, – ловко «жонглируя» правовыми нормами (отбрасывая мешающие) и казуистически трактуя в выгодном свете нужные, выдернутые из контекста.

 

 

Помимо указанных выше нарушений Закона позиция ответчиков противоречит и ряду положений международной Конвенции о правах ребенка (Нью-Йорк, 20 ноября 1989 г.). СССР (правопреемником которого является Россия) ратифицировал указанную Конвенцию Постановлением ВС СССР от 13 июня 1990 г. N 1559-I.

. В силу ч. 2 ст. 3 Конвенции о правах ребёнка государства-участники обязуются обеспечить ребенку такую защиту и заботу, которые необходимы для его благополучия, принимая во внимание права и обязанности его родителей, опекунов или других лиц, несущих за него ответственность по закону, и с этой целью принимают все соответствующие законодательные и административные меры.

Указанные обязательства реализуются в различных правовых актах, в т.ч. и устанавливающих выплаты обучающимся по семейной форме образования.

В силу ч. 1 ст. 26 Конвенции о правах ребёнка государства-участники признают за каждым ребенком право пользоваться благами социального обеспечения, включая социальное страхование, и принимают необходимые меры для достижения полного осуществления этого права в соответствии с их национальным законодательством.

По смыслу конвенции благами социального обеспечения являются и различные меры социальной поддержки со стороны государства всех форм образования, в т.ч. и меры в виде денежных средств на образование и питание.

 В силу ч. 1 ст. 27 Конвенции о правах ребёнка государства-участники в соответствии с национальными условиями и в пределах своих возможностей принимают необходимые меры по оказанию помощи родителям и другим лицам, воспитывающим детей, в осуществлении этого права и, в случае необходимости, оказывают материальную помощь и поддерживают программы, особенно в отношении обеспечения питанием, одеждой и жильем.

Такие меры на законодательном и других уровнях были приняты и установлены в соответствующих правовых актах, в т.ч. и в части выплаты компенсации за питание родителям детей, обучающихся в форме семейного образования.

 В силу ч. 1 ст. 27 Конвенции о правах ребёнка государства-участники признают право ребенка на образование, и с целью постепенного достижения осуществления этого права на основе равных возможностей они, в частности:

a) вводят бесплатное и обязательное начальное образование;

b) поощряют развитие различных форм среднего образования, как общего, так и профессионального, обеспечивают его доступность для всех детей и принимают такие необходимые меры, как введение бесплатного образования и предоставление в случае необходимости финансовой помощи;

Как видно, Конвенция признаёт осуществление права ребёнка на образование на основе равных возможностей. Конвенция вводит бесплатное начальное образование, т.е. образование за счёт государства, причём во всех формах, не зависимо от того в образовательной организации оно получается или в семье.

Конвенция требует поощрения развития различных форм среднего образования, обеспечение его для всех детей и принятие для этого необходимых мер, включая финансовую помощь. В рамках Конвенции принят ряд законодательных и иных правовых актов, направленных на реализацию данных положений, в т.ч. устанавливающих и денежные выплаты на образование и питание обучающихся в семейной форме.

 В силу ч. 1 ст. 2 Конвенции о правах ребёнка государства-участники уважают и обеспечивают все права, предусмотренные настоящей Конвенцией, за каждым ребенком, находящимся в пределах их юрисдикции, без какой-либо дискриминации, независимо от расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального, этнического или социального происхождения, имущественного положения, состояния здоровья и рождения ребенка, его родителей или законных опекунов или каких-либо иных обстоятельств.

В силу ст. 4 Конвенции о правах ребёнка государства-участники принимают все необходимые законодательные, административные и другие меры для осуществления прав, признанных в Конвенции. В отношении экономических, социальных и культурных прав государства-участники принимают такие меры в максимальных рамках имеющихся у них ресурсов и, в случае необходимости, в рамках международного сотрудничества.

 

                                                                   V

 

Согласно п. 7.1 договора о семейной форме образования ребёнка истца от 1 сентября 2013г., договор может быть продлён, изменён, дополнен по соглашению сторон.

20 января 2014г.истец обратился к руководству школы № 1095 с письменной просьбой продлить договор, заявление было зарегистрировано вх. № 409-В.

31 января 2014г. руководство школы дало ответ, в котором сказано, что договор может быть заключён только для прохождения промежуточной и итоговой аттестации, примерная форма договора была приложена к ответу. В предложенном договоре отсутствовал пункт о финансовых взаимоотношениях сторон, о размере и сроках  выплаты компенсации, что является нарушением  законодательства. Согласно п.6 ст. 54 Закона об образовании, договор об образовании между организацией, осуществляющей образовательную деятельность, и лицом, зачисляемым на обучение (родителями, законными представителями несовершеннолетнего лица) не может содержать условия, которые ограничивают права лиц, имеющих право на получение образования определенных уровня и направленности и подавших заявления о приеме на обучение, и обучающихся или снижают уровень предоставления им гарантий по сравнению с условиями, установленными законодательством об образовании. Если условия, ограничивающие права поступающих и обучающихся или снижающие уровень предоставления им гарантий, включены в договор, такие условия не подлежат применению.

По истечении срока действия договора от 01.09.2013г. учебный год  продолжается, ребёнок продолжает получать семейное образование, является обучающимся школы, сдаёт в школе аттестации, между истцом и школой продолжаются образовательные отношения, право-обязывающие отношения.

Отказ  школы от сложившейся  многолетней практики оформления взаимоотношений между образовательным учреждением и родителем, выбравшим для своего ребёнка форму получения общего образования в форме семейного образования, - не соответствует целям принятия Федерального закона об образовании, нарушает  права граждан  и законодательство.

В соответствии со ст.8 ГК РФ, исходя из общего принципа договорной свободы, законодательство не может содержать и не содержит всех возможных форм договоров. Между истцом и школой может быть заключён договор, не нарушающий  прав сторон и законодательства. В  соответствии со сложившейся многолетней практикой, поскольку она не входит в противоречие со вступившим в силу Федеральным законом от 29.12.2012г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации».

Отсутствие данного договора, и  то, что Постановление  Правительства Москвы № 827-ПП, предусматривающее заключение договора о семейной форме образования между школой и родителем  было отменено, а в Закон № 25 г. Москвы не был внесена данная правовая норма (предусматривающая  заключении договора),  не даёт ответчикам право отказывать истице и её ребёнку в положенных выплатах.

26 февраля в ИТАР-ТАСС состоялась пресс-конференция министра образования и науки РФ. Были вопросы и по поводу семейного образования. В ответе министр подчеркнул: федеральным законодательством установлено, что в условиях нормативно-подушевого финансирования определенную сумму за каждого ребенка получает именно та организация, где он получает образование, и если это происходит в семье, то и выплаты должны осуществляться в семью.

 

На основании вышеизложенного, и в соответствии со ст. ст.33,34 Федерального закона от 29.12.2012г. № 273ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» ст. ст. 131-132 ГПК РФ,

 

 

ПРОШУ:

1)взыскать с ГБОУ СОШ №…. в пользу  ФИО компенсацию за обучение по семейной форме образования и за питание ребёнка за 2010/2011  учебный год  в размере  за период сентябрь 2013-январь 2014 года в размере  117 963 руб.

2)взыскать с ГБОУ СОШ №….. в пользу ФИО компенсацию  за питание ребёнка за  2011/2012 и 2012/2013  учебные годы в размере  48 072 руб.

3)взыскать с ГБОУ СОШ №…. в пользу ФИО   компенсацию за образование по договору от 1 сентября 2013г. в размере  37 497  руб.77 коп.

 4)  взыскать с ГБОУ СОШ № … в пользу ФИО компенсацию за питание за первое полугодие 2013/2014 учебного года в размере 11 644 руб.

 5)  взыскать с ГБОУ СОШ № … в пользу ФИО компенсацию за питание за январь  2013/2014 учебного года в размере 2 493 руб. 90 коп.

6)взыскать с ГБОУ СОШ №… в пользу ФИО компенсацию за образование за январь 2013/2014 учебного года в размере 9 444 руб. 44 коп.

7) взыскать с ГБОУ СОШ №…. в пользу ФИО расходы по уплате государственной пошлины в размере 3387, 04 рублей.

8) обязать школу № … заключить с ФИО договор о семейной форме образования на II полугодие 2013-2014 учебного года

 

Итого, с учётом госпошлины 200 руб. за требование неимущественного характера, прошу взыскать 230 702 руб.

  

19 августа  2014г.                    Подпись.









 


© 2005-2018 Игорь и Валентина Чапковские     
© Все права защищены     
По вопросам использования материалов пишите     
в форму обратной связи > >     
     


Rambler's Top100