Семейное образование
         

Проект Игоря и Валентины Чапковских

Общение и обмен информацией родителей из разных регионов России
 
 
Rambler's Top100
 
 
 
 




Связаться с авторами
Об авторах: И.М.Чапковский.
С вопросами перепоста материалов
и по вопросам сотрудничества
или размещения рекламы
пишите в форму обратной связи




Стратегическая ошибка в договоре? Или что-то еще можно сделать?

21 октября на форуме была открыта тема «Стратегическая ошибка в договоре? Или что-то еще можно сделать?». Ольга (01ga) рассказывала о том, как пыталась добиться осуществления законных прав ее детей в школе. Речь шла о количестве аттестаций, предусмотренных для семейников.

Суть вопроса

Пункт 3 статьи 50 закона РФ «Об образовании»: «Граждане, получившие образование в неаккредитованных образовательных учреждениях, в форме семейного образования и самообразования имеют право на аттестацию в форме экстерната в аккредитованных образовательных учреждениях соответствующего типа».
В 50-й статье, во-первых, перечислены все возможные способы получения образования вне государственного учреждения, включая неаккредитованные учебные заведения и семейную форму образования (обратим внимание, что эти два понятия перечислены в законе через запятую, то есть как два разных варианта обучения). Во-вторых, из статьи закона следует, что дети, получающие образование любым из этих способов, имеют право проходить аттестацию так, как прописано в Законе об экстернате. Таким образом, все дети, обучающиеся вне государственных учреждений, с полным правом могут быть экзаменованы по Закону об экстернате.
В пункте 3.5 «Положения об экстернате» говорится, что «количество экзаменов при промежуточной аттестации экстернов не должно быть более 12 в год» (то есть может быть и менее).
Таким образом, закон однозначно определяет форму и количество аттестаций, на которые имеют право семейники. Однако добиться исполнения закона зачастую оказывается непросто. Именно такая история произошла с Ольгой.

Пролог

У Ольги трое детей. Старшая учится в 7-м классе, средний – в 3-м, младший – в 1-м. Средний ребенок гиперактивный, и год назад, в начале второго класса, встал вопрос о том, чтобы забрать мальчика из школы и перевести на семейное обучение. Назвать перевод гладким трудно: семье пришлось потратить немало нервов и времени, что добиться от школы решения ряда вопросов, начиная с финансов и заканчивая аттестациями. Подспудно из-за скандала начали травить старшую дочь. С нынешнего года Ольга перевела на семейную форму и остальных своих детей.
В договорах было прописано, что порядок и сроки проведения контрольных работ определяет школа. Администрация настаивала на том, чтобы старшая дочь Ольги все контрольные, которые пишет класс, делала в классе, и на основании этих работ предполагалось проводить аттестацию.
Количество контрольных в 7-м классе велико, и у Ольги возник вопрос, в праве ли школа требовать от ее дочери более 12 положенных «выездных» работ в год (это был один из ключевых вопросов, которые она задала на форуме). Заявление о порядке аттестаций, которое Ольга попыталась отдать секретарю школы, та отказалась регистрировать, сказав, что расписываться будет только в случае получения письма.
«С одной стороны, я понимаю, что то, чего я хочу добиться, вроде бы правильно», – пишет Ольга. С другой стороны, в ответ на все просьбы показать документ, на основании которого школа предъявляла свои претензии, администрация размахивала руками и ссылалась на некое «распоряжение министерства». Что делать в такой ситуации? Или была допущена стратегическая ошибка в договоре?
О дальнейших событиях Ольга регулярно на протяжении месяца сообщала на форуме, получая в ответ советы, критические (впрочем, дружелюбные) замечания и просто слова поддержки. Ситуация развивалась поэтапно.

Часть 1. Общение с директором

Через три дня после того, как на форуме была открыта тема, Ольга в разговоре по телефону зачитала директору Закон об экстернате - именно этой формы аттестации она просила для своей дочери. (Разговор по этому поводу с администрацией школы был не первый). На следующий день директор предложила план – аттестовать ученицу раз в полгода по ключевым предметам, из них один раз дома, один – в школе.
Примерно через неделю Ольга написала два заявления: первое – с просьбой проводить промежуточную аттестацию ее дочери в форме экстерната, а второе – с просьбой разрешить девочке получать образование по индивидуальному плану (распределение часов по предметам было указано).
На заявления отреагировали быстро: директор позвонила Ольге и стала угрожать. Говорила что-то про неаккредитованные учебные заведения, про нелюбовь Министерства образования к семейникам. (Однако опыт последнего времени показывает, что во всех управлениях образования г. Москвы семейное образование рассматривают как инновационное направление, а наличие СО повышает положение школы в рейтинге средних учебных заведений. По этому поводу в одном из комментариев Familyeducation было замечено, что "директор мышей не ловит, как видно, и не держит нос по ветру...".). Директор также обещала вернуть детей Ольги в школу, устроить постоянные очные аттестации и младшему ребенку, а в довершение всего пригрозила, что отвезет заявления в министерство – пусть, мол, разбираются там.
Ольгу, однако, угрозы не остановили, и на следующий день она, как и планировала, написала третье заявление – о порядке текущих и промежуточных аттестаций для ее дочери и старшего сына. Она опиралась на Положение школы об аттестации учащихся 5-11 классов, с которым ей удалось ознакомиться ранее. В положении написано, что форму текущей аттестации определяет учитель с учетом разных факторов. А промежуточная очная аттестация уже вкратце обсуждалась с директором. На этот раз – по совету пользователей Форума сайта – Ольга отправила заявление почтой.
Следующие 10 дней Ольга ждала, когда письма дойдут до адресата и на заявления будет получена резолюция, до тех пор обсуждать планы по аттестации она отказалась. Пока длилось ожидание, школа наконец-то предоставила те документы, с которыми была обязана ознакомить родителей еще при заключении договора о семейном образовании: попредметные планы для 7-го класса и Постановление правительства Москвы о разных видах образования. Кроме того, Ольге в очередной раз довелось провести разъяснительные работы с директором по поводу формы аттестации и в очередной раз отослать оппонента к Закону об образовании.
11 ноября школа бросила в почтовый ящик Ольге расписание аттестаций на первое полугодие. На этот раз по одной аттестации по каждому предмету, включая физкультуру и рисование. Однако Ольгу количество все еще не устраивало, так как предполагался тот же набор во втором полугодии.
Тогда началось общение c вышестоящими инстанциями.

Часть 2. Переговоры на «высшем уровне»

Ольга позвонила в департамент образования города Москвы, ведущему специалисту по семейной форме обучения Кругляковой Надежде Ивановне. Задала вопрос насчет аттестации в форме экстерната при семейном обучении. Круглякова подтвердила, что такая форма аттестации прописана в Законе об образовании и что Москва это положение не меняла. Однако потом чиновница заговорила о разных «но» и «если», сказала среди прочего, что семейник не имеет права на индивидуальный план, а порядок аттестаций должен составляться по «обоюдному согласию» школы и родителей. В ответ на замечание, что согласия со школой как раз и нет, Круглякова адресовала Ольгу в Юго-Западное окружное управление образования – к Цыганковой Татьяне Анатольевне.
Разговор с департаментом образования ясности в ситуацию не внес и, по словам Ольги, неприятно ее удивил. На всякий случай она снова спросила в школе, в каком состоянии ее заявления, и получила ответ: всё, что директор сочла нужным, было отправлено по почте.
На следующий день Ольга позвонила в Управление образования ЮЗАО Цыганковой – специалисту по семейному образованию. Результаты оказались еще менее обнадеживающими: никаких контрольных, написанных дома, школа не признает, рабочие тетради никому не нужны, потому что школе не важно, как учатся дети, а если школа решит, что писать работы надо каждую четверть, то надо сдавать каждую четверть. Идея же об аттестации для семейников в форме экстерната, как выразилась Цыганкова, – «фантазия» родителей, и, если они настаивают на такой форме, надо писать заявление о переходе на экстернат.
В ходе беседы Цыганкова проговорилась и назвала директора школы по имени-отчеству, из чего Ольга заключила, что директор и представитель управления знакомы и уже обсуждали ее семью. Разговор поставил Ольгу в тупик, дав понять, что искать союзников в Управлении образования ей не имеет смысла…

Часть 3. Или пишите письма...

Тогда Ольга снова прибегла к эпистолярному жанру: по совету и с помощью Familyeducation она составила письмо, адресованное в Управление образования ЮЗАО. А скоро стало известно, что директор и методист школы согласились на 12 аттестаций в год: алгебра и русский каждый триместр и еще шесть экзаменов по ключевым предметам.
Оказалось, что никакой стратегической ошибки в договоре со школой не было – ошибка была в стратегии общения со школой. Письменное заявление в вышестоящую инстанцию быстро решило проблему, с которой Ольга несколько недель пыталась справиться «традиционными» способами, то есть разъяснениями, переговорами и спорами.
Как заметила Ольга, «письмо, конечно, было правильным шагом», который надо было сделать раньше – «при первой же палке в колеса со стороны директора».

Вместо эпилога. Размышления на тему

Как добиться исполнения закона в отношении ребенка, если закон на вашей стороне? Этот, на первый взгляд, странный вопрос становится реальной проблемой в государстве, где де-факто и де-юре существуют будто бы в параллельных плоскостях. Точки пересечения, однако же, есть, а значит, есть и способы добиваться исполнения своих законных прав. В случае с Ольгой таким способом стало письмо в Управление образования.
Почему письмо не было отправлено сразу? Сама Ольга объяснила это так: «Недавно поняла, почему многие (и я в том числе) не спешат писать заявления в вышестоящие инстанции с жалобами. Думаю, это из-за того, что мы никак не можем разделить человека и административную единицу. Когда директор что-то говорит, кажется, что это живое существо, такое же, как мы с вами, ан нет, это функционер с вами разговаривает...»
Свою интерпретацию событий дал Nikifor: «01ga дает такое объяснение: люблю это живое существо (директора) больше, чем доведенного стрессами до полумертвого состояния ребенка. Как-то мало такое описание похоже на правду (…). И вот, наблюдая за разными историями, прихожу к такой мысли, что не за всякий страх ждет нас озеро, а за такой, который извращает естественные инстинкты и заставляет любить начальство более собственных детей».

* * *

В обсуждении темы участвовали: irina_markeeva, Гарфилд, Nikifor, Gulnara, anyacfm, Oleg Shvedov и Familyeducation. Ольга выразила участникам благодарность за советы и поддержку.

 









 


© 2005-2019 Игорь и Валентина Чапковские     
© Все права защищены     
По вопросам использования материалов пишите     
в форму обратной связи > >     
     


Rambler's Top100